Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Мыльников. Картины.

Художественный смысл.

Идеал минимального чувствования.

 

Должен.

Плохое это состояние – долга. Когда не чувствуешь потенциала долг выполнить.

Долг – это необходимость истолковывать для себя и других произведение художника, имя которого известно в кругах знатоков (к которым я не отношусь), если я на этого художника, как известного, наткнулся.

Неужели самообразование и сотни истолкованных картин не составляют потенциала?

Или как раз и хорошо. Живу, как ребёнок – всё впервые… Как бросили неумеющего плавать в воду: или тони, или плыви.

Но – страшно. Могу ж в этот раз не выплыть.

Страшно ещё и потому, что если в этот раз не удастся, то ставятся под сомнение все предшествовавшие сотни истолкований. Я ж там применял некоторые принятые для себя догмы. И если один раз что-то из них не сработает… Не аналог ли законы Ньютона? Шли годы и столетия, и законы его подтверждались и подтверждались и вдруг (при уточнении)… То, как вращается вокруг Солнца Меркурий в реальности, оказалось (при уточнении наблюдения), не подтверждающимся расчетом по ньютоновскому закону тяготения. – Как ни изощрялись это объяснить, пока не отказались от эвклидового (неискривлённого), мол, пространства

 

– объяснить явление не удавалось. – В моём сегодняшнем случае (о картинах Мыльникова, например, о такой)

Мыльников. Простор. 1984.

сомнению подвергается набор типов идеалов, превращающихся друг в друга от изменения духа времени.

Слова Манина о его картинах: "словно остановилось время”, требуют вспомнить о ницшеанском иномирии {6} (все другие типы:

гармонии низкого и высокого {1}, трагического героизма {2}, благого для всех сверхбудущего {3}, соединения несоединимого {4} и ценности абы какой жизни {5} – не подходят). И эта вот картина, за год до начала перестройки написанная, по такому времени создания подходит, казалось бы, под колоссальное разочарование (в так называемом социализме как самом передовом общественном строе, открывавшем начало нового мира… ибо чем сильнее очарование, тем сильнее и разочарование)… Но ницшеанство-то – мрачно. Смерть любят – за уход из этого скучного, скучного, скучного мира… А скука ли тут у Мыльникова? Непереносимая – чтоб аж в иномирие мечтой унестись?...

О. Кажется, нашёл!

Видом же ницшеанства, активного неприятия Этого мира, является пассивное его неприятие – пробуддизм, идеал минимального чувствования, нирваны. – Пожалуй, пробуддизм подойдёт. Всё как-то истаивает. Женские фигуры теряются на фоне трав. Не понять, где кончается облако и начинается голубизна неба. Где кончается каждая кочка. Что за синие цветы на лугу. Одна или две женщины на нём. Стог ли там (он что-то низенький) или что другое. И, главное, манинская "цветовая гамма обязательно холодна”. Ведь о радости от буддизма можно прочитать только у пиарщиков его, как-то зарабатывающих, наверно, от его рекламирования и самими ими до конца не исповедуемого (я, сталкиваясь с ними, их, наоборот, в чувственности подозревал).

Неожиданность данной картины в резком разграничении неба и земли. Только на левом краю горизонта есть едва заметная реалистичная синь дали. – Художник как бы таится. В самом деле: ещё тоталитаризм же в силе и можно пострадать за пробуддизм. – Вот и не тотальное марево тут мусатовское (тот разочаровался из-за ухода с исторической арены дворянства).

Борисов-Мусатов. Весення сказка. 1904-1905.

А перед Маниным надо шляпу снять. – "Мыльников… обращается к традиции “Мира искусства”” (Русская живопись ХХ века). Понятно, почему Манин при этом пишет, что "Мыльников не похож ни на одного из художников “Мира искусства””. Ведь Борисов-Мусатов всего лишь "Был близок художникам “Мира искусства”” (https://allpainters.ru/borisov-musatov-viktor.html). Манин буквален. Но Лентулов-то и Фальк, пробуддисты, были ж в списочном составе этой группы преимущественно ницшеанцев. Но, да, на них Мыльников не похож.

Р-р-разочаровался же Мыльников, судя по датам, давно.

Мыльников. Весна. 1977.

Мыльников. На островах. 1970.

Мыльников. Верочка. 1969.

Мыльников. Ранняя весна. 1959.

Одним из вечных долгов моих является необходимость квалифицировать вещь художественной, если в ней есть след подсознательного идеала автора, или нехудожественной (всего лишь эстетически ценной), если следа такого идеала нет.

Так вот помимо недопонятности и неожиданности надо, наверно, считать искомым следом первоначальную растерянность меня-интерпретатора перед вещью. Если я не знаю, к какому типу идеала её можно отнести – ничто не подходит. Смею предполагать, что сам автор тоже не может дать себе словесного отчёта, что он хочет сказать, раз такому опытному зрителю, как мне, это через секунду смотрения не чуется. – Так в данном случае – вы сами видели – я и близко не чуял, когда начинал статью писать. Для меня оказалось неожиданностью набредание на пробуддизм.

2 марта 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/6274.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)