Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Борисов-Мусатов. Осенний мотив.

Художественный смысл

Буддизм.

 

Заедаюсь из-за Борисова-Мусатова.

Кто ни посмотрит на любую его картину,

Борисов-Мусатов. Осенний мотив. 1899.

никто не скажет, что она динамична. Каждый скажет, что тут статика. Тупик развитию взаимной любви, например, в “Осеннем мотиве”.

И давайте предположим, что дважды остававшийся на второй год в школе, ушедший из неё с 3-го класса, Борисов-Мусатов всё-таки каким-то образом – ну потом когда-то прочитал, скажем – дошёл до знания философии Фалеса. Тогда что тут у него больше изображено движимое или движущее, пассивное или активное? – Наверно же пассивное. Да? – А из этой антиномии “пассивное-активное” и "возникли боги Фалеса, его демоны и души… “по-видимому, и Фалес, как помнят о нем, принимал душу за движущее начало (за начало движения), ибо он признал душу в магните, потому что магнит движет железо”” (Трубецкой. http://www.odinblago.ru/greece_meta/2). – То есть, при нашем диком предположении о знаниях Борисова-Мусатова демонического в фалесовском смысле в его, скажем, “Осеннем мотиве” нету. – Так?

Тема демона в связи с Борисовым-Мусатовым возникла для меня из-за Поповой:

"В русском искусстве Серебряного века ярчайшим воплощением “демонического” явились… застывшие маски, символы. По мнению Д. В. Сарабьянова, это означает остановку, паузу: “Демон замер в позе ожидания и созерцания. Это состояние неподвижности может продлиться долго (если не вечность)” (Сарабьянов, 1993: 54). Этот “знак”, символ получил свое развитие в творчестве В. Э. Борисова-Мусатова” (https://cyberleninka.ru/article/n/demonicheskoe-v-tvorchestve-v-e-borisova-musatova).

По Поповой этого абзаца демон у художника пассивен, а не активен, как у Фалеса. А Фалеса я захватил, получается, с гаком при своём вникании в демонов всей античности.

Признаюсь, я взялся проверять верность мыслей Поповой, раз уж она обсуждает Борисова-Мусатова, который, по-моему, пробуддист, а если это верно, то демоническое выглядит для меня натянутым, когда его относят к этому обесчувствленному художнику. Разве что далёкая ассоциация есть такая: без чувств → без сочувствия → без сострадания → аморальность → что-то от демона. Пассивный демонизм, как я и называю обычно пробуддизм и буддизм.

Итак, не фалесовских демонов имеет в виду Попова.

"Демоны Борисова-Мусатова, с одной стороны, близки к “даймонам” Сократа. С другой стороны, демоническое наиболее ярко представлено у него в женских образах” (Там же).

Что такое “даймоны” Сократа?

Лосев показал, что древние греки раннего рабовладения были так поражены меновой стоимостью и производимого рабом и самого раба, что количественность у них проникла и в искусство, и в философию.

"…философы, во-первых, представляют тот или иной вид материи в качестве основного эквивалента всех существующих вещей; во-вторых, понимают этот конкретный вид материи вполне непосредственно и даже чувственно (земля, вода, воздух, огонь, эфир)” (http://psylib.org.ua/books/lose001/txt02.htm ).

Вместе с художниками "принимают в качестве основного метода перехода одних стихий в другие разные количественные процессы и структуры (сгущение, разрежение, ритм, гармония, симметрия)” (Там же).

Витание в эмпиреях, в общем, неба, которое тоже воспринимается чувственно.

Так вот Сократ после этого всего, к тому же и запутавшегося, "свел философию с неба на землю и вместе впервые отрешил ее от природы, открыв ей духовную, метафизическую область” (Трубецкой. http://www.odinblago.ru/greece_meta/10).

(Вернулись как бы к демонам Фалеса.)

Сократ всех людей рядом и в будущем в итоге сделал рационалистами, доходящими до оценки, что хорошо, а что плохо. А судил он по велению внутреннего голоса, прославленного даймона Сократа, который говорил ему только что делать не надо, что плохо. Получалось, "что истинная человеческая мудрость состоит в сознании своего неведения и в любви к мудрости высшей, божественной” (Там же). Которую как достичь? – Испытывать. – Вечное движение вперёд и выше без достижения. То есть вдохновение идеалом благого для всех сверхбудущего (каким и христианство, родившееся после, стало). Не даром Сократа считают христианином до Христа.

А это прямо противоположно буддизму Борисова-Мусатова, явлению сверхиндивидуалистическому.

То есть слова Поповой в высшей степени подозрительны. Она через несколько строчек соскальзывает на "влияние… философии Ф. Ницше”. А уж сверхиндивидуализм и аморализм Ницше – притча во языцех.

Попова не смогла отрешиться от христианской (негативной) ассоциации со словом “демон”.

Может, и можно мыслить в духе Сократа, что девушка с картины “Осенний мотив” телепает своему поклоннику, что она его не любит, что с нею он взаимной любви не достигнет, и поэтому ему стоит, как медведь на зиму, залечь на время, переждать исчезновение любви к ней, для возможности, МОЖЕТ БЫТЬ, найти в будущем любовь взаимную.

Но блеклость всего-всего представляется Абсолютом. Нет на Этом свете взаимной любви! Нет и всё! – То есть куда деваться? – Не на тот свет христианства, потому что Бог создал такой плохой Этот мир. Нет Ему веры и на том свете? – Остаётся только два. Или активный демонизм, ницшеанское метафизическое иномирие, принципиально недостижимое и в том – активность этого демонизма (радость – в создании его образа). Или пассивный демонизм, бесчувствие, пробуддизм. Активность за бледнопись мыслить не хочется. Остаётся только пробуддизм.

16 августа 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/zaedaius-izza-borisovamusatova-5f39982a6f3e0f556812c04a

 

 

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)