Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Мухина. Ветер.

Художественный смысл.

Если всё, по глубокой сути, стало работать на мещанство, то строить новый мир можно было только в личной борьбе с мещанством в себе.

 

Почему из слона сделали муху.

Убейте, если я могу словами передать, что хотела "сказать" Мухина.

Мухина. Ветер. 1926-1927.

Но если всё-таки попробовать, то вот: она, купеческая дочь, поверила-таки большевикам, что они правы, предложив начать строить новый мир. И отнеслась к этому предложению творчески: надо начать с себя. Себя менять труднее всего – вот с этого и надо.

А этот внешний ветер – не угрозы интервенций. Хоть извне опасность в 1926 году была тоже страшной.

"Начиная с 1926-го и примерно до 1933 года СССР был в состоянии военной тревоги по всей протяженности своих границ и готовился к конфликту с Британской империей, чреватому войной.

В 1926 году Британию сотрясла забастовка шахтеров. Советский Союз и Коминтерн оказывали бастующим шахтерам политическую и материальную поддержку, в значительной мере влияли на ход забастовки. Детали вмешательства СССР в этот конфликт были обнародованы в Британии после вторжения полиции на территорию советского торгового постпредства, где были найдены документы, дававшие неопровержимые доказательства. За этим последовал знаменитый “ультиматум Чемберлена”, Британская империя разорвала дипломатические отношения с СССР.

Возникла угроза прямой войны между Британией и СССР, в которой преимущество было на стороне Британии. Наибольшую угрозу для Советского Союза несли потенциальные действия британских вооруженных сил против нефтепромыслов Баку, а также против Мурманска, Одессы, Владивостока. Эти действия в случае войны были бы поддержаны сухопутными союзниками Британии, которые окружали в это время СССР почти по всему периметру его границ: Малой Антантой во главе с Польшей, Афганистаном, где произошел невыгодный СССР переворот, и Японией, а СССР не был готов к большой войне.

Конфликт с каждым из союзников Британии в конце 1920-х годов назревал и сам по себе. Справедливо сказать, что обострение отношений СССР и Британии явилось следствием давления Советского Союза на позиции Британии. А это давление, в свою очередь, стало возможным и объективно неизбежным по мере укрепления СССР после Гражданской войны. СССР дестабилизировал ситуацию в важных для британской геостратегии регионах уже в силу своего существования.

Один из наиболее опасных для Британской империи очагов дестабилизации в Средней Азии – Афганистан – сложился в конце 1920-х годов. К 1926 году советские войска сумели настолько ослабить басмаческое движение в Средней Азии, что его победа стала очевидным образом невозможной. Это было достигнуто не только за счет военных усилий, но и за счет своего рода альянса СССР и афганского правителя Амануллы-хана. По мере уничтожения басмаческого движения Афганистан выходил из сферы британского влияния, переходя в сферу влияния СССР. Тем самым Советский Союз начал создавать непосредственную военную угрозу британским позициям в Индии.

Советские усилия в Турции и Персии также сопровождались рядом успехов. СССР получил право ввести свои войска в северную часть Ирана в случае возникновения угрозы для советской территории.

Таким образом, к концу 1920-х годов Британия должна была всерьез озаботиться защитой своей перманентно голодающей главной колонии от коммунистического влияния.

Планы похода Красной армии в Индию существовали еще со времен Гражданской войны. Но в конце 1920-х годов Коминтерн осознал и официально принял установку о невозможности скорой коммунистической революции в Европе. Была даже прекращена партизанская война против Польши в Западной Белоруссии и Западной Украине. Центр тяжести революционной активности был перенесен на Восток, прежде всего в Китай. Угроза Индии после 1926 года стала серьезной как никогда, а ссылка в Среднюю Азию Троцкого только прибавляла Британии справедливых опасений.

Британия развернула ответную активность в Афганистане и сумела обеспечить установление там пробританского режима. Для СССР такой режим означал опасность восстановления в Средней Азии тыловой базы для возрождения басмаческого движения” (http://propagandahistory.ru/books/YUriy--SHevtsov_Novaya-ideologiya-golodomor-/15).

Не борьба тут с внешними угрозами ещё и потому, что персонаж – женщина* всё-таки.

Тут борьба с собой**, по-моему, а именно – борьба с мещанством в себе. Борьба тем более трудная, что власть в стране, на словах ратуя за гражданственность, на деле повела курс на удовлетворение мещанства.

"…в ходе внутрипартийный борьбы с оппозицией Сталин стал самым наглым образом подкупать и развращать советскую бюрократию. Опрокинув большевистские традиции равенства, Сталин и его приспешники объявили противников резких разрывов в заработной плате “сообщниками классового врага”…

В середине 20-х годов высшая ставка ответственного партработника достигала 175 руб., при средней зарплате рабочих в 50 руб. в месяц. Большинство директоров предприятий были коммунистами и попадали под действие “партмаксимума”: в 1928 г. 71,4% управленческого персонала трестов были партийными, в синдикатах - 84,4, на частных предприятиях - 89,3%. В середине 20-х гг. главный инженер Черембасстреста получал 400 руб. в месяц, начальник технического отдела треста - 300, остальной инженерно-технический персонал - от 100 до 250 руб. Управляющий же этого треста получал партмаксимум в 144 руб. В “Ураласбесте” главный инженер получал 800 руб., а управляющий трестом партмаксимум в 192 руб.” (http://www.1917.com/History/I-II/rmZH0i30fEkZSDSDxKo7uOw3aNg.html).

“В 1925 году один из лидеров оппозиции Зиновьев писал, что рабочий класс стремится к большему социальному равенству. При этом Зиновьев не оспаривал того, что может существовать различие в заработной плате между квалифицированным и неквалифицированным трудом. Сталин, однако, сконцентрировал свой доклад на XIV партийном съезде именно на этом пассаже и утверждал, что Зиновьев отвергал выдвинутый Марксом в "Готской программе" тезис о том, что в переходный период от капитализма к социализму должны сохраняться определенные различия в заработной плате. "Оппозиция, - говорил Сталин, - нападает на доходы квалифицированных рабочих, усердно работающих крестьян". В действительности за этими демагогическими словами стояли устремления защитить возникающие привилегии бюрократии… Троцкий не раз возвращался к мысли о том, что тоталитарный характер государства и массовый террор был порожден стремлением бюрократии защитить и сохранить ее привилегии. Она боялась допустить, чтобы социальный протест перешел в открытую классовую борьбу” (http://www.revkom.com/index.htm?/naukaikultura/tetradi/tetradi-3.htm).

В общем, если всё, по глубокой сути, стало работать на мещанство, то строить новый мир можно было только в личной борьбе с мещанством в себе. И Мухина стала это выражать.

Но этак она вступала в конфликт с властью.

Власть не осталась внакладе: не дала ей развернуться. И Мухина стала скульптором одного произведения “Рабочий и колхозница”.

25 февраля 2016 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/350.html#350

*- А нагота зачем? Понятно, что Мухину не пропускали: к наготе же пристрастие. А это – аморалка.

- Нагота была – тот же протест против общепринятости: против мещанства. Так и Маяковский "разрушил, казалось бы, все, что определяет гармонию строя силлабо-тонического стиха: точность рифмы, равенство длины строк, равенство числа стоп в строке, равенство числа и закономерность чередования ударных и безударных слогов и т. п.” (http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/24172/1/iurg-2003-28-25.pdf).

…ко мне,

к большевику,

на явку

выходит Эйфелева из тумана.

— Т-ш-ш-ш,

башня,

тише шлепайте! —

увидят! —

луна — гильотинная жуть.

Я вот что скажу

(пришипился в шепоте,

ей

в радиоухо

шепчу,

жужжу):

— Я разагитировал вещи и здания.

Мы —

только согласия вашего ждем.

Башня —

хотите возглавить восстание?

Башня —

мы

вас выбираем вождем!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

1923.

Это лирическое “я” Маяковского изгаляется в Париже, этой мечте всех мещан, увы, и советских тоже. Мечте тем более желанной, чем труднее им при советах в Париж стало попадать.

26.02.2016.

**- Вот есть такая характеристика приёмов ранней Мухиной, от которых она потом ушла: “от утяжеленных форм, от крупных и ясно читаемых основных объемов, выраженных нередко с нарочитым лаконизмом… больших, обобщенных плоскостей” (http://www.1543.su/VIVOVOCO/VV/ARTS/MUKHINA/VORONOV.HTM). Надо бы от них приходить к выражению внутренней борьбы, а не давать ту вдруг, без предварительного анализа.

- Виноват. Подпал под обаяние мгновенного озарения под влиянием времени создания, мирного, не революционного, когда готовилось прекращение отступления (отступлением был НЭП). Когда важным представлялось не сдаться перед невоенным натиском врага. То есть внутреннего врага. В партии шла ожесточённая борьба, каким курсом двигаться. А тут – наоборот, в общем полная ясность: курс – от мещанства.

Да, мещанство – это сила тысячелетней привычки. Ей противостоять может только такая же по мощи сила. А мощь – это утяжелённые формы, лаконизм. Не ноги, а ножищи, не живот, а животище. Сила ломит и соломушку – так противопоставить силе крупные, ясно читаемые объёмы. Сила будет гнуть, но не сломит.

Годится такое толкование, что значат утяжелённые формы и т.д.?

Всё ж ясно для знающих историю. Потому и потянуло мимо анализа сразу в синтез.

27.02.2016

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)