Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Миннибаева. Ночной город.

Художественный смысл.

Мы плохо относимся к всеобщей относительности.

Акт первый. (О картинах Ольги Миннибаевой.)

Кто видел картины Чюрлениса, может, вспомнит его "Потоп", а именно, последнюю вещь того цикла, - когда посмотрит на холст Миннибаевой "Ночной город".

Я – вспомнил. У Чюрлениса – некая гидра, что-то водное и злобное, у Миннибаевой – безусловная рыба, очень противная. У него она – над разоренной потопом Землей, у нее – над нетронутым спящим городом. Но у обоих взгляд этого существа не сосредоточен на том, что под ним. Безразличие Высшего, того, что над, - к тому, что под. И у обоих – мрак и тревожная смута были, наверно, на душе, когда они творили. – Подгнило что-то в Датском королевстве! Да что там, в королевстве – больше: во всем подлунном мире, во всей вселенной что-то нехорошо.

Но у Чюрлениса на такое расширение наводит,- кроме глобальной темы (всемирный потоп),- еще и размытость изображаемого. Нечеткое → неконкретное → обобщенное… А у Миннибаевой, у которой, наоборот, все выписано натуралистично, на обобщение наводит одна странность: подобие (и даже одинаковость) овалов светлого на темном фоне. Будто здесь то ли спящему городу, людям в нем, снится чудовищная рыба в пустоте пространства "над" ними, то ли эта рыба помыслила (гляньте на этот ее взгляд, заведенный под лоб) – помыслила рыба этот город в пустоте "под" нею. – И помысленное – как-то реализовалось. А это уже настолько фундаментальная способность сущего, что впору вспомнить об устройстве мироздания.

Я как раз перед тем, как рассматривал в Интернете вещи Миннибаевой, читал, в Интернете же, о все никак не поддающейся проверке на ошибочность одной теории строения Вселенной.

<<В классической механике считается, что события протекают независимо от наблюдателя. Создатель теории относительности Эйнштейн внес поправку на скорость наблюдателя. Эверетт пошел дальше. Хитрыми математическими исчислениями он доказывает, что наблюдение за любым объектом является взаимодействием, которое меняет состояние и объекта, и наблюдателя. То есть все связано со всем, хотя связи могут быть разными. Наблюдатель - это, конечно, не только человек, но и любая механическая или электронная система, которая обрабатывает результаты. С этой точки зрения даже Бог, если он часть Вселенной, есть простой наблюдатель.

Можно предложить интерпретацию: в стандартной модели Вселенной человек подобен советскому туристу, для которого Париж - это город, который украшает музей-квартира В. И. Ленина, а в концепции Эверетта человек становится равноправным творцом парижских шедевров, скульптором, садовником и архитектором>> (http://www.inauka.ru/scaince/article30592).

Как-то тускло на душе становится, если подумаешь, что теория эта таки верна. Нет тогда почвы под ногами. ВСЕ – относительно.

Все говорят: нет правды на земле.

Но правды нет - и выше.

Так я – как тот Сальери?! Как тот совок?!

Выходит.

Но и Миннибаева такая же!

Да! Не зря писал Гуковский: <<…эмоция в искусстве – тоже идея, ибо эмоция дана не как самоцель, а как ценность: положительная или отрицательная,- как эмоция, подлежащая культивированию или, наоборот, подлежащая вытеснению. Тем самым произведение содержит оценку эмоций, а значит и идею эмоций>>.

А какая ж эмоция у Миннибаевой? У Чюрлениса? – Мрачная. Отрицательная.

Все мы, как и Сальери, представитель Просвещения: и Чюрленис (представитель литовского Возрождения), и я (старик, воспитанник оптимистической идеологии), и даже Миннибаева (наверно молодая, но все равно несущая на себе родимые пятна прошлого),- все мы, свидетели краха светлых, скажем так, идеалов,- все мы не могли и не можем так просто смириться с этим крахом. И – с соответствующими эмоциями мы относимся к всеобщей относительности.

Всеобщей!.. Всесветной!

Гляньте на картину, на которой изображено что-то вроде сохранившегося и до наших дней древнего афинского акрополя (в некотором смысле – колыбели цивилизации).

Он построен, оказывается, не на незыблемом холме, а на спине черепахи, из рода той, на которой, по мифу, стоят слоны, а на них Земля... И черепаха та у Миннибаевой не плавает. Она – на суше. И не стоит. Вон, одну лапу подняла. Сейчас двинется. – Что станет с цивилизацией?!.

Да. Картина тщательно выписана. Но не обольщайтесь за то оптимизмом Миннибаевой. Положите руку на сердце и ответьте себе: "Не мрачна ли и она?"

А графические ее работы? Эти гады какие-то?..

Худо нам, худо.

И Ольга Миннибаева это прекрасно выражает.

13 июля 2003 г

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу http://www.magister.msk.ru/library/publicat/volozhin/olga.htm

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)