Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Не для меня…

Художественный смысл.

Катарсис от песни может выражать русский героизм.

 

Вопрос на засыпку.

 

…объясняла ему [Пьеру] то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти.

Л. Толстой. Война и мир.

Мне ясно, что катарсис, как кресало об огниво высекаемый столкновением противочувствий, возникающих от противоречий текста, - что катарсис этот, будучи подсознательным, к яви часто прорывается слезами, которые сознанию чаще всего, опять же, не удаётся объяснить. Это психофизиологическая реакция, почти как дёргание ногой при ударе по коленной чашечке молоточком невропатолога при медицинском осмотре.

Вот эта реакция у меня и произошла от народной песни “Не для меня” (слушать дорожку с цитированием первых строк песни тут**).

 

Не для меня придёт весна,

Не для меня Дон разольётся,

Там сердце девичье забьётся

С восторгом чувств не для меня

Не для меня цветут сады,

В долине роща расцветает.

Там соловей весну встречает,

Он будет петь не для меня.

Не для меня журчат ручьи,

Блестят алмазными струями.

Там дева с чёрными бровями,

Она растёт не для меня.

Не для меня придёт Пасха,

За стол родня вся соберётся.

Вино по рюмочкам польется польётся

В пасхальный день не для меня.

А для меня кусок свинца,

Он в тело белое вопьётся,

И слезы горькие польются,

Такая жизнь, прождёт меня.

Не для меня придёт весна,

Не для меня Дон разольётся,

Там сердце девичье забьётся

С восторгом чувств не для меня.

Впрочем, песня оказалась фольклоризованная (см. тут), но это почти то же относительно того, о чём меня озарило до этого обнаружения. Потому что фольклоризация началась вблизи начала выхода масс на арену истории (массовые армии). Вот так: истории. Ни много, ни мало…

Как я до этого дошёл?

В песне явно есть текстовые противоречия. Песня личная, а есть в ней общественное – война (или иная социального происхождения невзгода)*, песня о радостях жизни, но и о готовности к смерти. А раз так, то в ней поётся ни об одном, ни о другом. И оно – подсознательное. И что именно оно выражает?

Это и есть вопрос на засыпку.

Я знаю, что менталитет, особенно русский, не выявляется социологическими исследованиями, ибо является подсознательным явлением в основном.

(Почему особенно русский? – Приведу отрывок из беседы с Ксенией Касьяновой (http://www.characterology.ru/characterology/nation-characterologic/item_4476.html):

"К. К.: …наличие феномена “ложной рефлексии”, “квазирефлексии”.

С. Б.: Что это за феномен такой?

К. К.: Это феномен, созданный заимствованием чужого языка для анализа собственной культуры. Глубочайшее своеобразие собственной культуры при этом совершенно не осознается. А потому и не вскрывается. Что значит пользоваться чужим языком? Это значит искать в своей культуре элементы той или тех культур, для анализа которых и созданы эти языки (философские и научные понятия). А если мы таких элементов и именно в том виде, как они зафиксированы в указанных концептуальных схемах, не обнаруживаем, то делаем вывод, что и явления такого в нашей культуре нет. Не находим, например, в ней личности в европейском понимании, — с очень развитым чувством собственного достоинства, гордой до самовлюбленности, с юридически ориентированным пониманием своих прав и т.д. — значит нет у нас личности вообще. Наша культура не уважает личность, и проч. и проч. Это так мы собственную культуру рассматриваем. А когда мы такого рода анализ применяем к собственному поведению, последствия такого самонепонимания могут быть просто трагическими: как-то “не туда” идет жизнь, возникает чувство хронической неудовлетворенности и т.д.”)

Вот я и подумал, что катарсис от песни “Не для меня” может выражать русский героизм. Ведь Крымскую войну проиграли из-за крепостничества, а солдаты, крепостные крестьяне, проявили себя геройски, как всегда. – В чём дело?

В глобализме русского народа из-за тянущейся ещё из средневековья ответственности после падения Византии за само существование православия. Нигде ж, кроме Московии, не осталось самостоятельного государства, в котором население исповедовало бы православие. И государство Московия было сильно` централизмом. Оно породило особого крестьянина – который считал за собой закреплёнными две обязанности: кормить страну хлебом при мире и защищать веру, царя и отечество в войну. – Менталитет такой. Плохо осознаваемый и потому песня о нём – не образная, и противоречивая, т.е. художественная. Художественный смысл её нельзя процитировать.

Глобализм склонил народ и к приятию марксового (насильственно достигаемого) коммунизма (быть впереди планеты всей), и энтузиазм до 30-х годов при строительстве якобы нового общества, и массовый патриотизм в Великой Отечественной войне, и тоску от мелкого, индивидуалистического существования при реставрации капитализма после отказа от лживого социализма.

19 марта 2015 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/286.html#286

* - Взрослый француз увидел в ней идею безысходности обреченного на военную службу.

- Он сумел не услышать последнего куплета: А ДЛЯ МЕНЯ. Не кем-то назначено, не начальством, не судьбой, а избрано МНОЮ САМИМ.

Столкновение этики долга и этики счастья даёт гармонию личного и общего.

20.03.2015.

** - Считаю, что это горькое смирение обреченного. И не героизм, а фатализм. Осознание и признание своей участи. И сожаление. Слёзы горькие польются. И ужас. Кровь горячая польётся. И смирение: такая жизнь, такая вот доля. Это крик души.

- Если б это было так, песню не пели б так залихватски. А ТАКОЕ пение есть образ героизма, а не смирения.

- Это бравада, это не залихватски. Это крик отчаяния. Как вы это не слышите?

- Не слышу. Думаю потому, что отчаяния нет. Доказательство – мелизматическое пение второго слога слов: “придёт”, “цветут”, “журчат”, “кусок”: по четыре ноты на один слог.

20.03.2015.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)