Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Маяковский. Человек

Художественный смысл

Идеал скорой революции.

 

Остапа понесло

Я понимаю, что это мало кого интересует, но мне безумно интересно понять то, что сперва не поддаётся пониманию.

Так всё сложно в искусстве и около… Особенно, если я хочу возможное будущее понимание очередной сложности согласовать с выработанной мною для себя (ну и для соглашающихся моих читателей) системой ценностей.

Я прямо теряюсь, про что раньше рассказать: про эту систему или про непонятность.

Начну с непонятности.

Я у Смирнова (в книге “Смысл как таковой”, 2001) усвоил, что символизм своим витанием черт-те где в высоте, когда революция тут, надоел. В том числе и тем, что изображённое было явно сделанным (если в живописи – ненатуральным, не как в жизни). И я усвоил, что восстал на символизм, в частности, футуризм. Со злостью на отступившую революцию и на мещан, её по этому случаю сразу предавших. Хорошо, усвоил. Усвоил и то, что футуристы – в порядке реакции на символизм – захотели сблизить искусство и жизнь. – Достаточно серьёзная причина. И настолько неожиданное решение, что возникает подозрение, что такой радикализм мог зародиться из подсознательного идеала о немедленно наступящем будущем.

Это я уже соскользнул на свою систему, мол, художественно только то, что содержит странность, которая есть след подсознательного идеала (у футуристов – скоро наступящего будущего вопреки затормозившей революции {речь о России}).

Так сближение искусства и жизни (особенно переход через грань, разделяющую их) наоборот же – выводит футуризм в околоискусство. Скандалы на выступлениях футуристов такую мысль подтверждали.

Как сопрячь рождённость от подсознательного идеала (т.е. художественность-по-моему) с околоискусством-по-моему-же?

(На то, как заинтересовать публику таким противоречием, пусть я плюю: я-де пишу для будущих людей.)

Но на том же боевом пути футуристы дошли до заумного слова (а в живописи – до каляк-маляк). А это-то уж точно не выход искусства в жизнь (т.е. в околоискусство). Сам скандал есть скандал только потому, что восприемников не предупредили. Когда восприемник возьмёт и прочтёт устно произнесённое оскорбившее его творение, или повторно придёт на выставку, скандала уже нет. Это уже не акт жизни, а акт искусства (условности). В околоискусство уже не вытолкнешь. Это не нынешний перформанс, существующий как таковой лишь один раз. (Правда, и на перформанс приходят люди, готовые, кажется, на что угодно.)

Футуристы, надо понимать, в злобе на сам язык – потому что революция затормозила. Он – такой же, какой был до революции и её пока-поражения. В сон от него, старого, автоматического, клонит. – Ну так – разбудить публику самовитым словом. – Так?

Так вопрос. Если представить, что внутренняя раскалённость футуриста насколько-то соответствует раскалённости общественной атмосферы (Лысков, например, применят термин Великая русская революция 1905 – 1922 годов), что самовитое слово аж не удивляет… То теряется резон думать, что такое самовитое слово рождено прямо из подсознательного идеала скорой революции. Ведь что человек ни сделает, это сперва проходит подсознательную фазу. Самовитое слово, удовлетворяя требованию прикладного искусства усиливает в общем-то знаемые переживания, вполне представимо рождённым из осознанного замысла, а не из подсознательного идеала (чего требует искусство неприкладное).

Или накал общественной атмосферы после поражения революции 1905 года (когда и возник футуризм) нечего преувеличивать? Футуристы были элитарным меньшинством. Они удивляли. И это и была та странность, которая есть след подсознательного идеала.

Например?

Пожалуйста.

Религия для Маяковского была атрибутом мещанства, а жизнь после революции – немещанской (вот так сразу: раз и готово). Именно так – от ужаса, наверно, что такое настолько же невозможно, насколько и желанно. А противостоять этому желанию невозможно и всё. Как быть? – Надо шибануть своего неподготовленного читателя, привыкшего к уважению религии, церковнославянизмом, применённым в ёрническом контексте.

(Это я претендую на рассказ словами бессловесной работы подсознания Маяковского. Ну отнеситесь серьёзно. Не смейтесь минуточку.)

Жить при коммунизме искусством (работать будут роботы) – это жить духовно по преимуществу. При таком преимуществе умереть из-за самоубийства от несчастной любви (изрядно материального) невозможно. Но в прошлой жизни лирического “я” (по фамилии Маяковский) в поэме “Человек” (1916) именно самоубийство “я” и произошло. И мещанской (материальной) религией это практически осуждается лишь формально. Мещане, собственно, настоящей религиозности не причастны. В частности, мало ходят в церкви и церковнославянский язык им чужд.

Раз чужд, значит, именно его надо применить в ёрническом контексте.

Пусть церковнославянизмом будет "беспредложный дательный (“лечу окну”) по образцу, представленному в “Слове о полку Игореве” (“Избивая гуси и лебеди [без “к”] завтроку и обѣду и ужинѣ”)” (Винокур в упомянутой книге Смирнова).

Самоубившийся “я”-Маяковский полетал по небу и заскучал по земле. Вернулся. Прилетает на знакомую, вроде, улицу Жуковского, где он самоубился, и спрашивает прохожего: “Это улица Жуковского?”.

А самоубившийся оказался так знаменит в прошлой жизни, что и через тысячи лет его первый же прохожий узнаёт. И шарахается.

- Прохожий!

Это улица Жуковского?

 

Смотрит,

как смотрит дитя на скелет,

глаза вот такие,

старается мимо.

 

"Она - Маяковского тысячи лет:

он здесь застрелился у двери любимой".

Кто,

я застрелился?

Такое загнут!

Блестящую радость, сердце, вычекань!

Окну

лечу.

Я имею в виду, что самовитое слово (церковнославянизм) есть образ подсознательного идеала скорой революции.

А в сознании иначе:

"Абсолютный дух-человек, Человекобог, соответствующий своей истории и обретший в ней абсолютную свободу, и есть то, что представляет собой лирический герой Маяковского, далекий от преклонения перед святостью, абсолютный в своих возможностях передвижения в пространстве и времени. Несомненно, он воплощает в себе все экзистенциальные возможности человечества и является конечной целью природы” (Чун Чжиин. https://cyberleninka.ru/article/n/liro-epichnost-poemy-chelovek-kak-forma-vyrazheniya-fenomenologicheskih-i-teosoficheskih-vozzreniy-v-mayakovskogo).

28 августа 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/ostapa-poneslo-5f495e3277d7282a202ce5d0

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)