С. Воложин.

Маяковский. Мистерия-Буфф.

Прикладное искусство.

Идеал анархии.

 

Может ли понравиться безобразное?

Может ли понравиться безобразное? – Может. Если оно сложно устроено, а вам удаётся эту сложноустроенность распутать как выражающую идеал автора.

Я не знаю, как при этом с вашим эстетическим переживанием. Оно как таковое – как испытание сокровенного – переживается только при непосредственном и непринуждённом воздействии. А какое ж тут непринуждённое, если внешне безобразное? Как “люди-дикари, / На лицо ужacные, добрые внутри”.

(Тут сразу хочется отвлечься. Мне – может, ошибочно – кажется, что слышится миниповтор “ю-и – у-и” в “люди” и во “внутри”. Может, это из-за доминирования в стихотворении Дербенёва кольцевых лексических повторов как образа застоя, начавшегося с воцарения Брежнева. То есть непринужденность обеспечивается интересом, что там ещё за повторы, кроме лексических.)

.

Первый вариант “Мистерии-Буфф” (1918) Маяковского

.

Может, у меня просто со вкусом плохо, раз мне безобразное в этой мистерии застит всё? С первой строчки.

Ну кто, мол, так пишет: "об нас” вместо “о нас”?

Семь нечистых пар:

 

Это об нас взывала земля голосом пушечного рева

Или (через две строки):

 

исторгнутые из земного чрева

кесаревым сечением войны

Трупы, что ли, возмущённые тем, что и после Февральской революции продолжается империалистическая война? В нечистых мы иметь дело будем с трупами? Это образ совести, что ли, живущей в живых? – Непонятно и потому противно.

Далее.

 

Славим

восстаний,

бунтов,

революций день —

тебя,

идущий, черепа мозжа!

Это слава очередной, Октябрьской, революции? Но та произошла мирно, а не "черепа мозжа”. Или нечистые трупы, что восстали после Февральской, не могут знать будущего, и подано нам с их точки зрения? – Опять не понятно. И – противно.

Прелесть тонического стихосложения и тогда, наверно, была ещё внове и не могла нравиться – мне и теперь – не шибко.

 

Э`то об на`с взыва`ла земля` 4 ударения

го`лосом пу`шечного ре`ва. 3

Э`то на`ми взбуха`ли поля`, 4

кровя`ми опоены́. 2

Стои`м, исто`ргнутые из земно`го чре`ва 4

ке`саревым сече`нием войны`. 3

Сла`вим восста`ний, бу`нтов, револю`ций де`нь — 5

тебя`, иду`щий, черепа` мозжа`! 4

На`шего второ`го рожде`ния де`нь — 4

ми`р возмужа`л. 2

В общем, плохой у меня вкус, раз Маяковский – гений, а мне – противно. Но, может… Если проникнуться объективной гадостностью Октябрьской революции, то эстетическое удовольствие родится?

Ведь Маяковский – футурист. А те всюду и всегда портят норму и натуроподобие, очень близко к сердцу принимая то в их любимом объективном прогрессе, что объективно же отвратительно.

Есть такой Филатьев, большой ненавистник Маяковского и коммунизма. Может воспользоваться его ненавистью, и под светом её откопать, что имел Маяковский против советской власти… Ну, конечно, не давая Филатьеву казаться правым, где он тенденциозен…

.

Филатьев обрамляет рассказ о писании Маяковским “Мистерии-Буфф” – а это время до начала гражданской войны (в начале лета 1918) – потоком настоящих или придуманных стыдных для советской власти моментов. Они его вдохновили на угадку, что в имени Вельзевул (начальник ада) зашифрован Ленин:

"А теперь присмотримся к имени “князя бесовского” Вельзевула. Начинается оно со слога “вел” (великий?). Слог “зе” по звучанию напоминает английский артикль “the”, который, как известно, происходит от местоимения “this” – “этот”. А заканчивается имя слогом “вул”. Что он напоминает? Имя и фамилию вождя большевиков: Владимир УЛьянов (ВУЛ). Что получается? “Этот великий Владимир Ульянов”.” (Главная тайна горлана-главаря. Книга 2).

Смехотворно.

Чтоб навести на советские бяки, Филатьев выбирает зверства большевиков после революции, которые он, Филатьев, начинает свидетельством Мариенгофа, что ранней весной 1918 года он из окна видел демонстрацию-строем латышских стрелков, несущих флаг с требованием красного террора. Он же, Филатьев, предполагает, что идею отхлестать большевиков по щекам Маяковский почерпнул у жены Горького, распоряжавшейся театральной жизнью. А та, вслед за мужем, во всю ругала большевистскую власть. (И Маяковский её-де вывел в пьесе.)

Мадам-истерика

(все время путающаяся под ногами, заломила руки)

 

И опять и опять разрушается кров,

и опять и опять смятенье и гул…

Довольно!

Довольно!

Не лейте кровь!

Послушайте, я не могу!

А мне, с советским воспитанием, известно, что красный террор (очень страшная штука: берут подряд 500, скажем, представителей бывших дворян и расстреливают – за происхождение), - что красный террор объявили в ответ на белый террор. И было это не раннею весной 1918, а позже, после убийства Урицкого и покушения на Ленина.

Я решил, что надо справиться у Горького в “Несвоевременных мыслях”. Открыл. Стал искать временную метку (т.к. Горький ещё в мае 1917 начал ругаться). Нашёл:

"XLIV

Сегодня “Прощеное Воскресенье” [это 7-е воскресенье перед Пасхой]….

Но вот убиты невинные и честные люди Шингарев, Кокошкин, а у наших властей не хватает ни сил, ни совести предать убийц суду” (https://ruslit.traumlibrary.net/book/gorkiy-nesvoevremennye/gorkiy-nesvoevremennye.html).

Я в интернет. – Да, убиты. 7 января. В злобе на покушение 1 января 2018 на Ленина. Неудавшееся.

А в поэме Маяковского процитированное причитание Мадам-истерики происходит из-за выбрасывания нечистыми чистых с ковчега в ходе смены власти ввиду чудовищного объедания чистыми нечистых. То есть совсем справедливо.

Так что: я поймал Филатьева на передёрге?

У меня таки правильное воспитание и, соответственно, чутьё.

.

На страницах пьесы есть слова, лучше, чем Филатьев, объясняющие страдания Маяковского от беды Октябрьской революции:

 

На пророков перестаньте пялить око,

взорвите все, что чтили и чтут.

И она, обетованная, окажется под боком —

вот тут!

Конец.

Слово за вами. Я нем.

Исчезает.

Это слова персонажа “Просто человек”, появившегося среди нечистых, не знающих, что делать после Февральской (в мире пьесы) революции.

Самоуправление! Без центральной власти. Анархия, одним словом. То, что смерть для централизованной советской власти, установившейся после Октябрьской революции (после входа в ад, если в мире пьесы).

Если считать анархию идеалом и самого Маяковского, то говорить о наличии подсознательного идеала (то есть художественности, если по-моему) нельзя. Пьеса окажется произведением прикладного искусства. Приложено к задаче усиления привлекательности анархии. (Вот ад по пьесе нечистые и преодолели. И не силой – как и положено по Прудону – а агитацией.) А в реальности – совсем нет – почему и гадость с каждой строчки в пьесе).

Следующий этап – рай. (По Филатьеву – повышенно чистый мир Горького и его жены.) – Совсем бестолковщина. И отсюда ушли нечистые. (А советская власть в действительности – остаётся нерушимой.)

Теперь – обетованная земля. Вещное и книжное изобилие. Создаваемое трудом нечистых.

Батрак (хмелея)

 

Товарищи вещи,

знаете, что?

Довольно судьбу пытать.

Давайте, мы будем вас делать,

а вы нас питать.

А хозяин навяжется — не выпустим живьем!

Заживем?

Без хозяев и без управленцев. Самодеятельность. (Чего даже в перспективе реальности не видно. Было б видно, если б была хоть тенденция. Отчего и гадости текста. Детские глагольные рифмы…)

К годовщине Октябрьской революции от рабочего контроля отказались и "подошли к рабочему управлению промышленностью в общенациональном масштабе” (https://cont.ws/@fan077/1789718). Ленин выступил 6 ноября 1918 года.

Пьесу на первую годовщину Октября уже играли. Значит, Маяковский угадал про отказ от рабочего контроля. Тенденция была видна.

.

Мне, конечно, приятно, что удалось объяснить безобразия пьесы “Мистерия-Буфф”. Но, честно, я что-то подозреваю, что эта приятность скорее познавательного толка, чем эстетического.

Вкус не поддаётся исправлению.

29 октября 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/mojet-li-ponravitsia-bezobraznoe-617be2cbb021ae7a4ef1d0bf

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@yandex.ru)