С. Воложин.

Левитант. Влюблённое зеркало.

Эстетический смысл.

Радость жизни, жизни во всех её проявлениях, даже печальных.

 

Огорошило.

 

Честный критик, выступая перед аудиторией, обязан честно признаться: “Господа! Сегодня по случаю юбилея Шекспира я хочу поговорить о себе...”

Фридесберт Туглас

Если хочешь, всегда найдётся повод похвалить. Например, вот это стихотворение Ребекки Левитант.

Влюблённое зеркало

     
 

Одинокое зеркало в номере сером отеля,

ты впервые так вздрогнуло, будто само влюблено

в необычную пару, в те два очарованных тела,

ты так жадно ловило их встречи любовной вино.

 

Ты старалось запомнить их жесты, слова и движенья,

ты встречало мужской сладострастьем наполненный взгляд,

отражало свет женщины, всё её самозабвенье,

ускользающей жизни фиксируя видеоряд.

 

Ты в мужчине увидело силу и жажду бессмертья,

ты увидело в женских глазах обретенье мечты.

В остальных постояльцах отеля, в его круговерти

никакого подобья тем двум не заметило ты.

 

Сохранив их черты под стеклом на своей амальгаме,

ты скучало по ним в сером номере, вечно одно.

Ничего не хотело ты знать о возможной их драме,

неустанно крутя об их встрече любовной кино.

2

3

1

2

 

1

1

1

0

 

0

0

1

2

 

1

1

2

2

Вернее, наоборот: сперва находится повод похвалить, а потом – похвала. (Просто захотелось, наверно, начать многозначительно…)

Повод был смешной. – Я открыл выпуск № 12-9-4 “Фабрики литературы”, а там вначале это стихотворение, с 3-го четверостишия начиная. Я прочёл оба четверостишия и удивился: кто-что это, среднего рода?!. – А я весь напичкан благоприобретёнными или собственного изобретения догмами. И одна из них состоит в том, что, если б одним словом надо было назвать признак искусства – им бы было слово “экстраординарность”. – И вот, пожалуйста: в кои веки я прочёл два четверостишия и не понял их, и удивился, что не понял. – Есть у меня и вторая догма: недопонимание – признак подсознательного идеала автора, если произведение – неприкладного искусства. – Третья догма – что неприкладное искусство призвано осуществлять общение подсознательного идеала автора с подсознанием восприемника. (Вот такой я чудик.) А всё якаю я из-за догмы Матюшкина:

"Художественное произведение существует только в сознании человека — создателя или интерпретатора текста”.

Я его ещё ужесточаю: вместо сознания читаю подсознание. – Вот и получается, что мне при разборе надо иметь дело с собой, лишь оглядываясь на текст, чтоб не сбиться.

В общем, Левитант меня насторожила: пахло неприкладным искусством, что редкость.

Да, я забыл сказать ещё об одной догме-для-меня: прикладное искусство призвано усиливать или уточнять в общем знаемое переживание. Например, одиночества. Чем и оказалось разбираемое стихотворение.

Я такими обычно не занимаюсь. Я занимаюсь тем, что, возможно, требует моей помощи из-за непонятности. А тут оказалось всё понятным.

Нет, мелькнул было вопрос: образом кого, одушевлённого и страдающего от какого-то абсолютного одиночества, может быть зеркало? Гермафродит? Или транссексуал (или как их называют), живущий в традиционалистском обществе, например в России? – Но я от него отмахнулся. Мало вероятно, что в России такой стал бы писать, а редактор – пропускать, в обычный журнал (я, правда, мало читал данный журнал, и, строго говоря, не знаю его ориентацию). – В общем, отмахнулся, а желание похвалить осталось. Потому что в первом чтении мне послышалось, что в конце много “о”. А это – поэтичность.

Если неприкладное искусство я хвалю за следы подсознательного идеала, то прикладное (если уж попадается) хвалю я за эстетическое качество.

Вейдле писал, что немецкое blitz лучше русской молнии. То бишь эстетическое есть не только в искусстве.

Вот я подумал: не главенствует ли в этом стихотворении “о”? И решил, что в любом случае напишу о нём статью. – Начал и назвал её “Огорошило”, лишь потом заметив, что четыре “о” содержит заглавие.

Я не поленился и для такого предприятия, как статья, проверил, нет в стихотворении повышенной частотности “о”. – Нет. Она в точности до третьего знака после запятой – 0,109 – совпала с частотностью “о” в русском языке.

Но в самом конце-то точно много “о”. В слове “одиночество” целых три “о”. Одно ударное!.. – В этом мог крыться подсознательный источник вдохновения Ребекки Левитант, - вдохновения написать это стихотворение.… Словосочетание “вечно одно” тоже имеет три “о”. – А я так уважаю подсознательное…

И я взял и выделили (см. выше) все ударные “о” в стихотворении, а справа написал, по сколько их в строке.

Получилась волна. Обрушилась – схлынула – опять нахлынула.

Такой симметрией тоже распорядиться могло только подсознание.

А волны “о” ходят над в глубине равномерными массами “о”… Распределение их по четверостишиям такое: 12 – 12 – 15 – 23. Наблюдается всё-таки прилив. Чувства.

Но только ли одиночества? – Нет! Ещё – радости жизни, жизни во всех её проявлениях, даже печальных!

"Порой, пробуя пищу, человек непроизвольно закрывает глаза и сладострастно восклицает “О”! Его душа сливается с Любимым Вкусом, с Истиной Бесспорного Удовольствия! <…> Любой иностранец поймет смысл этого восклицания и этого состояние без переводчика!” (Кадетова. https://www.proza.ru/2013/02/05/1787).

То есть Ребекка Левитант таки поэт!

29 сентября 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://fablit.blogspot.com/p/blog-page_679.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)