Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Лермонтов. Нищий.

Художественный смысл.

Жизненность, зримость, личная пережитость

Михаил Юрьевич Лермонтов

Есть понятие "экстрасенс".

Можно представить себе: экстрасенс сверхчувствует, что стрелки двух компасов, положенные рядом, указывают на общую точку. Точку схождения двух, казалось бы, параллельных, а потому непересекающихся, прямых.

Что ему будет гарантией правильности сверхчувства? – То мельчайшее отклонение стрелок от параллельности друг другу, которое и воспринимают его глаза.

Вот похожее внимание к факту жизни, к – если хотите – изобразительности в словесном искусстве может оказаться выразительным. Причём выражать станет ни много, ни мало – идеал сверхбудущего. Именно сверх…

На такую мысль меня навела подборка И. И. Подольской в книге "Михаил Юрьевич Лермонтов". М., 1993. Из неё следует, что Лермонтов чувствовал себя физически дурным, нескладным, угнетённым незнатным происхождением и несерьёзным к себе отношением, как к мальчику, девушек постарше, в которых он влюблялся. В том числе – в Катю Сушкову. Та описывает, как в конце пешего похода на богомолье в Лавру они надавали монет в деревянную чашку слепого нищего, который рассказал, что намедни ему шалуны камушков наложили. А Лермонтов тут же набросал и дал ей такое стихотворение.

У врат обители святой

Стоял просящий подаянья

Бедняк иссохший, чуть живой

От глада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил,

И взор являл живую муку,

И кто-то камень положил

В его протянутую руку.

Так я молил твоей любви

С слезами горькими, с тоскою;

Так чувства лучшие мои

Обмануты навек тобою!

И в подборке некие С. В. Шувалов и А. Глассе утверждают, что прямо как бы дневниковая запись о конкретной пережитой поэтом ситуации является исходной в доведении до публики такой тонкости, как внутренняя, душевная жизнь.

То бишь, романтик Лермонтов, эгоист, если в моральном плане и одним словом.

Я же, наоборот, помня про романтика Жуковского и его образную размытость для идеализации своей души, думаю, что конкретность Лермонтова не от эгоизма, а от полярного нравственного полюса.

По Шувалову, Глассе, да и Подольской, Лермонтов выдаёт нам замечательное иносказание. Чем-то о чём-то. Две инстанции. А, по-моему, у него их три. Жизненность, зримость, личная пережитость, компетентность в столкновении (в сравнении) негативного внешнего (1) с негативной его оценкой внутренним (2) наводит на (3) всё-таки вовне находящуюся позитивную потенцию внешнего. Которое свою потенциальную позитивность развернёт когда-то до явности.

Это ж люди – положившие камень. Они ветрены и… бессмертны тем, что у них будут потомки. Стихи же тоже бессмертны, но неизменны. Два бессмертия не могут не сойтись на нравственных условиях поэта, сумевшего отдать должное сегодняшней реальности.

Не о невозможности любви, коль не судьба, это лермонтовское стихотворение о невозможности любви, коль не судьба.

27 сентября 2007 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/49.html#49

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)