Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Коротич. Переведіть мене через майдан.

Художественный смысл.

Это столкновение счастья с несчастьем не даёт ли – редкий случай – переживание отсутствия чего бы то ни было в ранге идеала.

 

Короче, чужой Коротич.

Я каждый вечер, годами, слушаю украинский националистский телеканал. Знаю, сколько ненависти с него льётся десятилетиями. Я теперь вижу, как он показывает этот евромайдан. И когда мне прислали слушать эту песню на русском языке (а шла она с клипами, где муссировались кадры с нэзалэжнистью времён перестройки), я в четверть уха слушал и никак не воспринял. Параллельно лихорадочно искал, в каком году это сочинено. (Для меня ж дата создания имеет значения для определения скрытого смысла, если таковой в произведении скрыт.)

А нашедши первоисточник и дату, я стал читать и… старый человек… Ну понимаете. Потом я позвонил товарищу, знакомому с десятилетнего возраста. И сквозь… писать не хочется… прочитал ему. И он крякнул.

Переведіть мене через майдан
(Останнє прохання старого лiрника)

 

Переведiть мене через майдан,

Туди, де бджоли в гречцi стогнуть глухо,

Де тиша набивається у вуха.

Переведiть мене через майдан.

Переведiть мене через майдан,

Де все святкують, б'ються i воюють,

Де часом i себе й мене не чують.

Переведiть мене через майдан.

Переведiть мене через майдан,

Де я спiвав усiх пiсень, що знаю.

Я в тишу увiйду i там сконаю. скончаюсь

Переведiть мене через майдан

Переведiть мене через майдан,

Де жiнка плаче, та, що був я з нею.

Мину її i навiть даже не пiзнаю.

Переведiть мене через майдан.

Переведiть мене через майдан

З жалями сожалениями й незабутою любов'ю.

Там дужим був i там нiкчемним був я.

Переведiть мене через майдан.

Переведiть мене через майдан,

Де на тополях виснуть хмари п'янi.

Мiй син тепер спiває на майданi.

Переведiть мене через майдан.

Переведiть...

Майдану тлумне глухое тло поле

Взяло його у себе i вело ще,

Коли вiн впав у центрі тої площi,

А поля за майданом не було.

1971

Мда. В 35 лет Коротич излился похожим на экзистенциалистское произведением. Экзистенциализм. То, что возникло в культуре Франции от позорного поражения от Гитлера.

Как, ещё со времён рождения романтизма, спасались от жизненных поражений все пасынки своего века? – Правильно: уходом в сверхценность внутренней жизни. – Вот и экзистенциалист. Только уже – в сверхценность всего лишь некоторых моментов внутренней жизни: любви и смерти.

Что Коротича ушибло? Что там провалилось к 1971-му? Оттепель?

“В 1969 году не был переизбран секретарем СП Украины, а также был выведен из правления СП СССР — по словам Коротича, за то, что он “сказал и написал что-то не то”” (Википедия).

Да не что-то… С ним случилось что-то масштаба поражения Франции… Воспринятого лично. Так лично, что ни до кого и ни до чего вовне не стало больше дела.

“Де все святкують, б'ються i воюють,

Де часом i себе й мене не чують”.

Да и внутри…

“Мину її i навiть не пiзнаю”. Когда-то любившую его… А он с ней только “був”

Сына она родила. А считал и он его своим? Он так же значим для него, как тучи, проходящие над тополями.

“Мiй син тепер спiває на майданi”.

Всё – мимо теперь.

Нет. Кроме одной любви.

“З незабутою любов'ю”.

А может, и та – то же, что проходяшие тучи. В одном же ряду “З жалями”, с никчемностями…

Что теперь вспоминать? Что было, что не было… Всё теперь по инерции.

“Майдану тлумне тло

Взяло його у себе i вело ще”.

То есть и настоящести предсмертия нету! – Врали экзистенциалисты.

И никакой не экзистенциализм тут, а постмодернизм. Нет на свете того, что можно назвать идеалом.

Он хотел

“Туди, де бджоли в гречцi стогнуть глухо,

Де тиша набивається у вуха”,

а, оказалось,

“поля за майданом не було”.

Или он же не узнал…

Так зато автор узнал.

Может, и подсознательно. Провёл же он своего старика через самые-самые миги его жизни… удач и неудач… бесчувственным, зато с одним оставшимся чувством: достичь тишины… нирваны и вне себя, не только внутри. Какой-никакой, а идеал всё же. Страсть, прямо. Отрицание суеты, майдана было почти полным. Почти… Счастье было так близко, так возможно… А оказалось, что НЕ было. Как у мотыльков, летящих в пламя свечи. И того не дано узнать. – Так старик же красиво прожил конец жизни! – И вот это столкновение счастья с несчастьем не даёт ли – редкий случай – переживание отсутствия чего бы то ни было в ранге идеала.

Понятно, отчего Коротич с такой сластью громил власть в перестройку? – Ради реставрации капитализма? – Вряд ли.

Но индивидуалистом он стал.

21 января 2014 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/197.html#197

Меня просят сравнить стихи Коротича с переводом Мориц, с пением Никитиных…

Плохо всё по сравнению с Коротичем. Пение Никитиных – вообще некое торжество, благодарность, что жизнь БЫЛА. Таков уж у них тембр их голосов – жизнеутверждающий такой, светлый… Не им петь такой мрак, что выразил Коротич.

Да и перевод…

Переведи меня через майдан,

Через родное торжище людское

Туда, где пчелы в гречневом покое,

Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан, –

Он битвами, слезами, смехом дышит,

Порой меня и сам себя не слышит.

Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,

Где мной все песни сыграны и спеты,

Я в тишь войду и стихну – был и нету.

Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,

Где плачет женщина, – я был когда - то с нею.

Теперь пройду и даже не узнаю.

Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,

С моей любовью, с болью от потравы.

Здесь дни моей ничтожности и славы.

Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,

Где тучи пьяные на пьяный тополь тянет.

Мой сын поет сегодня на майдане.

Переведи меня через майдан.

Переведи...

Майдана океан

Качнулся, взял и вел его в тумане,

Когда упал он мертвым на майдане...

А поля не было, где кончился майдан.

1980 г.

Первое же слово у Мориц хуже. Старик – одинок по Коротичу. Ему не к кому обратиться во втором лице. Он к кому-нибудь обращается. Его у Коротича так никто и не взялся перевести: “Майдану тлумне тло / Взяло його у себе i вело”. Безлично. Как жил индивидуалистом, так и был кто возле него при конце. “Майдана океан” это ненужный поэтизм. То ли дело у Коротича – глухое поле майдана. Там полно людей, а к старику они все глухи.

И никакое оно не “родное торжище людское”, как у Мориц. Даже мать своего сына он не узнает – родное…

А разве можно сравнить “Туда, где пчелы в гречневом покое” и “Туди, де бджоли в гречцi стогнуть глухо”? – У Коротича так и слышишь пчелиный гул. А у Мориц есть что-то живое? У неё – сразу итог: покой. Умопостигаемое. У Коротича же – чувством постигаемое. Тихий гул живого по контрасту как бы рождает абсолютную тишину: “Де тиша набивається у вуха”.

Хуже и следующее: “Он битвами, слезами, смехом дышит”. Это “дышит” какое-то одобрительное. Многоцветье жизни, мол. Органичность существования майдана. А у Коротича: “Де все святкують, б'ються i воюють”. Оттенок надоедливости: “все”. Оттенок отстранённости “я” от “они”. Причём эти “они” аж брезгливо не упомянуты, и лишь чувствуются в глагольной форме действий.

То же и в следующем сравнении: “Порой меня и сам себя не слышит” и “Де часом i себе й мене не чують”. Причём у Мориц какая-то абстракция – не слышание себя майданом. А у Коротича это ж неназванные “они”, люди. Оттенок мошкары проскальзывает. Отношение старика к ним сверху вниз.

Ненатуральность у Мориц, как началась, так и длится: “Где мной все песни сыграны и спеты”. Зачем такая активность песням? Естественнее у Коротича: “Де я спiвав усiх пiсень, що знаю”.

То же дальше: “и стихну”. “i там сконаю” - проще. А слова: “был и нету” у Мориц - это итоговое переживание от стихотворения Коротича, названное словами. Коротич, умолчанием, даёт восприемнику подвести итог. И именно так и поступает художник. А Мориц тут выступает как иллюстратор.

Строка: “Где тучи пьяные на пьяный тополь тянет”, - откровенно плоха. У Коротича же соответствующая строка резко изобразительная: “Де на тополях виснуть хмари п'янi”.

Ну и ударный глагол у Коротича “не було” в конце, что здорово, а у Мориц – не в конце, что слабо: “А поля не было, где кончился майдан” и “А поля за майданом не було”.

Ну всё-всё у Мориц хуже, чем у Коротича.

22.01 2014

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/197.html#197

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)