С. Воложин.

Коренев. Большая перемена.

Прикладной смысл.

Догматизм – плох.

 

А на самом деле…

Было так. Я сижу, читаю заумную книгу. Еле понимаю. И вдруг – такое:

"…когда сознание держится близ границы перехода и не совсем чуждо восприятию двойственному, т. е. в состоянии поверхностного сна или дремотного бодрствования” (Флоренский. https://www.litmir.me/br/?b=92797&p=3).

И передо моей памятью всплыл такой эпизод из фильма “Большая перемена” (1973) Коренева, кусок которого я вчера нечаянно смотрел.

Полностью выведенный из себя по сути издевающимися над ним учащимися вечерней школы рабочей молодёжи учитель истории Нестор Петрович, новый учитель для этого 9А, тщетно хотевший было добиться ответа на вопрос об Отто Бисмарке и германском империализме, собирается повторить этот вопрос, он вдруг, улетев куда-то, тихо говорит наконец притихшему классу

"- Итак, повторяю вопрос: когда я впервые поцеловал Полину?”

 

Чёрт побери! А я ж считаю себя ловцом непонятностей как следов подсознательного идеала автора.

Это ж явно что-то оно!

Я задаю поисковику соответствующий вопрос и быстро нахожу наводку:

"В эпоху махрового застоя авторов выручили ветра оттепельных перемен. Конечно, энергия “Большой перемены” — это энергия послесталинской эпохи. История, помещенная в иную социально-политическую ситуацию, приобретает лубочный характер. Теперь это — тотальная игра, своего рода прикол, где все — авторы и зрители — согласны на некоторую условность. Более того, одобряют ее. Еще более того — приятие этой условности спасает нацию от деморализации и тотального вымирания.

К 80-му году обещан “полный коммунизм”. В это трудно поверить, в это нужно поверить. Ибо ничего другого не разрешено, ничего другого не предвидится. Вот откуда виртуозный баланс над пропастью в картине “Большая перемена”: глубокая правда эмоций соседствует с неправдоподобным социальным посылом. Посылом ко всеобщему благоденствию, а, значит, в никуда.

Очень взрослых людей, вполне сформировавшихся, с детьми и биографией, засадили за школьную парту. О, какая роскошная, какая точная метафора! Идея культурной революции — любимая идея тоталитаризма. Переучивать взрослых людей, низводя их до социального положения детей, самой подчиненной и бесправной социальной группы” (http://www.inoekino.ru/review.php?id=144).

Это ж смех сквозь слёзы: что с нами делают, а мы не только терпим, а и делаем вид, что всё хорошо. Как во сне. В котором всё причинно. Как в том знаменитом… Как участника Великой Французской Революции в процессе драматических переворотов политики самого подвергают смертной казни на гильотине. А на самом деле это спинка железной кровати, откинувшись, с силой ударила его по обнаженной шее.

И только, вот, провал Нестора Петровича в сон наяву показывает, что всё понимать надо в фильме наоборот. С самых первых кадров.

Профессор заставляет своего заучившегося студента прекратить историческое исследование:

"- На белый свет из тьмы веков”.

И – монтаж – показывается мчащейся на водных лыжах другая, как потом окажется, студентка. Потом окажется, что она переплюнула и профессора, и его студента и вычитала изменение мнения другого профессора о каком-то историческом вопросе. И в аспирантуре надо оставлять её, а не этого, Нестора.

В советской исторической науке по фильму торжествует недогматизм, а вы, зритель, понимайте, что догматизм. Сами же знаете, если сколько-то с историей соприкасались.

Во всей гуманитарной сфере всё по полочкам расписано. Появился в школе единственный учитель-мужчина. Звенит звонок на урок. Нестор Петрович ближе всех стоял у двери и хотел было, выйти, но. Надо ж дам пропустить. И. До идиотизма всё. 9 человек вынужден пропустить Нестор Петрович. Просто всех. Иных – туда и обратно. А мог бы – вполне допустимо было – проскользнуть и раньше. И все женщины очень довольны. И директриса закрепляет догму:

"- Приятно, чёрт побери, когда в дамском коллективе вдруг появляется кавалер!”

Издевательства над догмами в фильме на каждом шагу. И мы таки смеялись. Да и теперь смеёмся: ненормальное – смеёмся. А что это был своеобразный бессильный бунт над зашкалившей нормативностью, я, например, тогда не заметил. Невольно смеялся над смешным и просто ни во что не ставил этот фильм: надо же смотреть новые фильмы, вот и смотрел. Глубины души не затрагивал.

Да и не должен. Потому что от ума тут всё. Иллюстрация знаемого: догматизм – плох. Я уже тогда имел хороший вкус: не считал это хорошим фильмом.

А знал одного до болезненности ограниченного человека. Тому внешнее восхваление всяческого догматизма очень нравилось. Он мог пересматривать эту картину сколько угодно раз. – Легко – понимать “в лоб” и получать “в лоб” же, в фильме же, похвалы такого понимания.

Интересно, чего этот фильм теперь пустили на канале “Культура”? Может, в пику путинизму как нарастающей заорганизованности, похожей на советскую?

Я, кажется, понимаю, вариант объяснения, как общество 30-х годов могло мириться с нарастающим культом личности Сталина. Война-то была на носу. Ну где ж было противиться централизации в таких условиях. То же и теперь. Вот-вот пятая колонна соблазнит народ на очередную капитуляцию перед Западом. Ну как опять выступать против централизации. Она ж спасает, и благодаря ей Россия не исчезает с политической карты мира тысячу лет. А сейчас, ой, как хотят её стереть. Ой, как хотят.

Но и обратной-то связи тоже ведь нет то тут, то там. Провалы за провалами следуют. Вон, в первичном звене медицины теперь… Прозрели. А как дошло до того?

Вопля канала “Культуры” может не хватить.

25 августа 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/6852.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@yandex.ru)