Надо ли каяться за попытку построить коммунизм.

Я, занимающийся открытиями художественного смысла произведений искусства, всегда скрытого, если произведение таки художественное, решил сделать отступление ради открытия скрытого смысла коммунизма.

Скажу сразу: он – в самоуправлении.

А подвиг меня это писать Куклин. Меня впечатлило, что человек читал “пяток работ” Бакунина, слышал в пересказах Прудона, а “желания строить именно коммунизм в известных мне текстах оных лиц почему-то не заметил”.

Это насколько ж надо было приверженцам марксового коммунизма забить самоуправленческий, скажем так, чтоб тот предстал с настолько спрятанным смыслом!..

Недавно мельком видел кусок фильма про Махно, где Махно посещает Ленина, и тот настропаляет его поднять партизанскую войну против немцев, с которыми Советской России пришлось заключить Брестский мирный договор и теперь официально ничего против Германии делать нельзя, а надо – империю собирать, Российскую коммунистическую, а дальше – и мировую. Силой и на плечах возмущения масс капитализмом. И Махно повёлся. – И опозорил анархизм (буквальный перевод – без власти, в смысле – центральной, а все объединения – добровольные: кооперативные и федеративные). Опозорил так крепко, что у всех теперь слово “анархия” прочно связывается со словом “хаос”.

Почему потерпела поражение Парижская коммуна, во власти которой были прудонисты? – Не потому, что политэкономия у них была неверная. Она была верная. Настолько, что Национальный банк Франции, державший нейтралитет в гражданской войне, ссужал деньги как версальцам, так и Коммуне, и в последней не было голода, который немедленно наступил в Советской России и потребовал перехода к так называемому военному коммунизму. Потерпела Парижская Коммуна поражение просто потому, что не нашлось талантливого полководца.

Но понять марксистов можно. Они-то думали, что вот-вот грядёт Всемирная Революция. Ткни гнилую стену – она и развалится. Упор – на силу. Раз большинство – наше.

А оно быстро стало не совсем наше. И понадобилось применять силу и к самым нетерпимым из этого большинства. Нет, мечта разом покончить с тысячелетней несправедливостью всего мира ещё долго сохраняла инерцию.

Так надо было её питать какими-то подвижками из области самоуправления.

Нет. Решили сделать ставку на централизацию управления.

И это тоже можно понять. То Польша собиралась напасть, то возникла совсем страшная угроза немецкого фашизма. – Надо было сосредотачиваться.

Но это должна была быть тактика при стратегии – к самоуправлению. Нельзя было анархию предавать анафеме настолько, что она вообще ушла во мнении большинства из числа главных в ХХ веке претендентов на обустройство всего мира: либерализма, так наз. социализма и фашизма. Нельзя было доводить до того состояние умов, чтоб некоторые, даже читая Бакунина, не замечали б его правоты относительно пути в коммунизм.

Вот за такой перегиб и нужно принести покаяние старшему поколению перед нынешним.

Не будь этого перегиба, может, и не случилась бы катастройка, когда, желая выплеснуть из купели тоталитаризм, вместе с ним выплеснули и коммунизм. Не будь этого перегиба, не мыслимо было б кому-то приравнивать друг другу фашизм и коммунизм в понятии красно-коричневые.

А что делают нынешние коммунисты?

Я в прямом эфире слушал предвыборный съезд компартии в 2011 году. – Уши вяли! Один за другим выступающие говорили так, словно в стране предреволюционная обстановка и остаётся только последним усилием, переизбранием, взять власть в руки и отменить существующий общественный строй, капитализм. Будто не станет никакой гражданской войны от такой смены власти. И будто можно броситься догонять Запад без привлечения в страну его технологий. И перегонять. О гибельности неограниченного прогресса никто из коммунистов так и не догадывается, хоть это достоверно известно в 70-х годов прошлого века, с самого начала деятельности Римского клуба.

Понятно стало, зачем эти зажигательные речи. – Они затем, чтоб их услышал свой электорат и проголосовал бы за коммунистов. Власть – руководителям ясно – не получат, конечно (а если в 1996 Зюганов и победил в президентских выборах, то сделал вид, что не победил, смухлевала-де партия власти; и та таки смухлевала, но с некоторого согласия Зюганова), - итак, власти не получит, зато сколько-то человек изберутся в Думу и получат соответствующие привилегии.

Ужас!

И электорат этого не понимает и голосует.

И это те, кто первым должен бы от имени наследников ТОЙ партии покаяться, только не за коммунизм, а за его предательство.

А на самоуправленческий коммунизм могут пойти и приверженцы капитализма, если осознают экологическую гибельность неограниченного прогресса. Если и до них, наконец, дойдут, например, такие слова Прудона, переименовавшего коммунизм в свободу:

“И вот если мы себе представим общество, покоящееся на этих четырех принципах: равенстве, законности, независимости и пропорциональности, то мы найдем:

1. Что равенство, заключающееся только в равенстве условий, т. е. средстве, но не в равенстве благосостояния, которое при равных средствах должно быть делом рук рабочего, нисколько не нарушает справедливости.

2. Что закон, выведенный из знакомства с фактами и, следовательно, опирающийся на необходимость, никогда не вредит независимости.

3. Что обоюдная независимость индивидуумов, или автономия личного разума, вытекающая из различия талантов и способностей, без опасности может существовать в пределах законов.

4. Что пропорциональность, осуществляемая только в сфере ума и чувства, но не в сфере материальных благ, может быть соблюдаема без нарушения социального равенства и справедливости.

Эту третью форму общества, синтез общности и собственности, мы назовем свободой”.

Да здравствует вседоговор!

28 декабря 2013 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/194.html#194

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)