С. Воложин.

Клэг. Картины.

Прикладной смысл.

Удовлетворить спрос на традиционное.

 

Клэг из нит клуг.

Не знаю… Видал ли я импрессионистов до института в нашей глуши? Думаю, что я их впервые увидал в 1957-м, причём сразу в подлиннике, в Москве на фестивале. А книга Ревалда была переведена на русский язык лишь в 1959-м. И сразу мне импрессионисты очень понравились. Я тогда ещё не начинал своё эстетическое самообразование. Меня, помню, больше всего поразил Моне с его Руанским собором в разное время дня. – Суметь изобразить время дня! Это мне казалось чудом. Изображение преходящего мига…

Допускаю, что уже Ревалд сумел внушить мне почтение к мизерности тем импрессионистов. Но совсем я зауважал эту абы какую жизнь, когда проникся противоречием радости Моне и голодания Моне, выразившихся в дрожи света и в ничтожестве изображаемого, когда проникся, что полчеловека у Дега в его “Площади Согласия” образуют ценность, ценность за мгновенность ничтожности. – Как должно было плохо в каком-то отношении житься импрессионистам, чтоб, тем не менее, славить – наперекор всему – мизерность. Какой-то стокгольмский синдром своеобразный.

И вот мне, читателю и зрителю, хвалят Клэга.

Клег. Светящийся грейпфрут.

А я большую часть жизни жил так, что для меня грейпфрут еда привилегированных*, к которым я не принадлежу. И как мне пережить и здесь хвалу абы какой жизни, пусть даже есть тут абы какое кадрирование, правда, нет тут нарочитой торопливой эскизности мазков? – Я как-то недоволен.

Ввели, правда, понятие новый импрессионизм – как раз для выражения радости жизни благополучных. Там по глазам бьющая красота. Но здесь и этого нет.

.

Может, это непрекращающийся романтизм, раз так мазки заглажены? Игра светотени, как гласит один шуточный сайт про 18 признаков романтизма.

Клэг. В её глазах.

Вот другая тональность того же.

Проще всего думать, что Клэг решил удовлетворять покупателей традиционным искусством, раз есть такой спрос. А он – есть.

9 июля 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/kleg-iz-nit-klug-60e81eeb08a5a844a6222d26

*- Ну что за противное якание?

- Вообще-то оно инструментально. Я – единственное мерило, является ли ТАКОЙ странностью для времени и места создания “текстовый” элемент, что его я, опять это я, могу причислить к указывающим на подсознательный идеал автора.

Тут я ошибочно судил по себе, советскому человеку из бедных, какими было большинство. Клэг американец и пишет сейчас. Там и теперь грейпфрут не является признаком богатства.

Но и возврат темы картины к абы чему всё равно не делает Клэга импрессионистом ни в старом, ни в новом понимании. Какая-то крошка исключительности есть в просвечивающемся грейпфруте. Ну – такой романтизм.

13.07.2021.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)