Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Ярошенко. Всюду жизнь.

Художественный смысл.

"Верьте мне, люди!" - как бы кричит художник, аналог революционных народников, звавших к восстанию.

Передвижники

На одной из игр "Что? Где? Когда?" зимней серии 2006 года был вопрос: куда устроителям очередной выставки передвижников порекомендовал повесить свою картину "Всюду жизнь" (1888) ее автор, Ярошенко.

Тем, кто не знает, что это за картина, обрисую словами (посмотреть можно http://www.region.kmv.ru/i/culture/villa/6.jpg) .

Арестантский вагон. Зарешеченное окно. Через него кормят вольных голубей этапируемые: вдова (в черном платке) с ребенком лет пяти, крестьянин (с окладистой бородой и усами), интеллигент (с клиновидной бородкой и усиками) и рабочий, наверно (с хохлацким чубом и висячими усами). Перед нами мастерское типизирование, умение через отдельные образы и сюжеты представлять целые сословия. Несправедливо угнетаемый верхами бедный народ.

Потому несправедливо, что не могут люди с такими благообразными лицами быть преступниками. Скорее преступен суд и строй, их осудивший. А нравственная красота – за ними. И потому не нужна иная красота: цвета, света, линий. Вагон грязно-зеленый, с облезшей краской. Внутри вагона темень. Досчатая платформа серая. Небо блеклое. Голуби тоже не блестят. Блестит широкая темная рама, как бы окно вагона другого поезда, остановившегося на станции напротив наблюдаемого.

Остановленный миг реальной жизни. Горькой для народа жизни. Потому и называется стиль критическим реализмом. Этот натурализм, это утверждение: "Всюду жизнь", выводящее на бунт против натуральной жизни, которая есть озабоченность, как даже у вольных голубей. Не такая нужна жизнь, как бы внушает художник. Арестованные спокойны, но беспокойство должно случиться. От агитации и пропаганды критически мыслящей интеллигенции. Чей взгляд на положение дел должен открыться большинству.

Большинство должно поверить радетелям народным. Большинство должно удостовериться, насколько они правы, насколько верен их взгляд на вещи.

И для того такой упор на иллюзорной достоверности у Ярошенко.

Эта рама как окно вагона соседнего состава (даже ручка для подъема "окна" есть), этот масштаб изображенного (один к одному), этот совет поместить картину одну на стене и чтоб видно ее было издали, из коридора, ведущего в зал экспозиции, - все это создавало иллюзию буквальности, а не изображенности.

"Верьте мне, люди!" - как бы кричит художник, аналог революционных народников, звавших к восстанию.

Тут, конечно, не до избегания назидательности, не до тяги в искусность, т.е. аристократизм (наоборот, провинциализм котируется). Тут не до постановки и решения живописно-самостоятельных задач (типа светлой палитры, рефлексов, цветных теней, передачи световоздушной среды). Тут скорее живописная отсталость возобладает, ибо весь жар души отдан идейной тенденциозности.

И я, пожалуй, даже присоединюсь теперь к Флоренскому, чье мнение, - формально не присоединяясь, - развивал недавно в разделе "Галерея Ильи Глазунова" (и перепишу его):

"Слова ВМ о Глазунове: "рассказ истинного реалиста - это рассказ (картина) о себе, от себя, через себя", - создают поразительно точную ассоциацию с мыслями Флоренского (http://philologos.narod.ru/florensky/fl_persp.htm) о передвижничестве, которое, как принято считать, является реализмом. Я только что не вздрогнул. В самом деле. Разве не считались передвижники просветителями. Разве не есть Просвещение – знание, как хорошо устроить мир. Разве не знали тогдашние, 19 века, демократы, что Россия, имея сельскую общину, пойдет по пути социализма. Разве не является знание в принципе антагонистом реализму, который есть исследование (художественное, не научное), а значит – еще не-знание, процесс, не результат, т.е. даже несколько безэмоциональное разбирательство. Разве не является поэтому знающий "реалист" (я дальше буду кавычки для него ставить) поводырем стада. Разве не глубоко прав Флоренский, говоря об имитации жизненной поверхности у передвижников. Имитации в практических целях, прикладных, как бы для агитации в массах. Предполагаемых (каждый из массы - персонально) прикованными, как театральные зрители к скамье "с парализованною волею", прикованными к воззрению поводыря. И тогда действительно такой "реалист" вещает "о себе, от себя, через себя". И если Глазунов такой… И если для Флоренского передвижники творили не искусство, не живопись, имеющую "задачею не дублировать действительность, а дать наиболее глубокое постижение ее архитектоники, ее материала, ее смысла"… То и Глазунов, получается, творит не искусство, не живопись! А некую агитку… И потому не поддающиеся на агитку люди его не приемлют…"

Я только, ради упорядочивания в собственной душе, теперь уточню. Критический реализм это вид романтического реализма.

Передвижники, Ярошенко по крайней мере (организаторски главный там после Крамского), много-много выражали СЕБЯ (как романтики). И хоть и наступил-таки через 30 лет в России прозреваемый ими социализм, но. Они прозревали крестьянский. А пришел не он. Так что все-таки СЕБЯ они много-много выражали. Свою мечту о России.

Это, похоже, созвучно пафосу "Русского переплета" (судя по многим рассказам, во всяком случае).

Хорошо ли это? – Вряд ли. Особенно если "Переплет" на этом пафосе зациклится.

Помнится, - уже предвиделось скорое наступление массовой безработицы, - оказался я в Ленинграде. Пошел в Русский музей. И меня там до боли пронзила картина (повторение, наверно) Маковского "Ночлежный дом" (см. http://www.artlib.ru/index.php?id=11&idp=0&fp=2&uid=1590&iid=17467&idg=0&user_serie=0).

Казалось бы, верный признак того, что приобщился к великому.

Но я помню, что ДО ТОГО меня никогда не трогали никакие народолюбивые душераздирающие картины передвижников. Да и после того (многое стало для меня слишком плохо).

Так где же критерий художественности? – По крайней мере не в личных переживаниях.

16 декабря 2006 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/22.html#22

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)