Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Ходасевич. Анюте.

Художественный смысл.

Иномирие. Ницшеанское. Принципиально недостижимое.

 

По противоположности…

Когда-то я так забавлялся с женщиной, которая сделала меня мужчиной: я смотрел ей в глаза, в один глаз, находил там отражение себя, в том отражении разыскивал мои глаза и пытался в них увидеть какое-нибудь отражение. Любви у меня к ней не было, и я так притворялся. А она – уж не знаю, фальшиво или искренне – восторгалась, как я на неё смотрю.

Этот нюанс мне вспомнился от чтения одного стихотворения Ходасевича.

Анюте

   
 

На спичечной коробке -

Смотри-ка - славный вид:

Кораблик трехмачтовый

Не двигаясь бежит.

Не разглядишь, а верно -

Команда есть на нем,

И в тесном трюме, в бочках, -

Изюм, корица, ром.

И есть на нем, конечно,

Отважный капитан,

Который видел много

Непостижимых стран.

И верно - есть матросик,

Что мастер песни петь

И любит ночью звездной

На небеса глядеть...

И я, в руке Господней,

Здесь, на Его земле, -

Точь-в-точь как тот матросик

На этом корабле.

Вот и сейчас, быть может,

В каюте кормовой

В окошечко глядит он

И видит - нас с тобой.

1918

А есть одно правило анализа истинно художественного произведения: оно написано не о том, о чём написано словами (если это литература).

Что данное – художественно, говорит хотя бы то, что его хвалит Вейдле. А он для меня непререкаемый авторитет. Самому же мне стихотворение не показалось таким, как, ссылаясь и на него, написал Вейдле:

"Ходасевич остался поэтом, когда поэзия его умолкла. Он был до последней минуты тем, кем он был всегда. И та тема, что пришла к нему, что его пронзила, когда ему было тридцать лет, она и без стихов до конца осталась его темой. Больше, чем болезнь и чем невзгоды, больше, чем литературная грязца и канитель, мучила его та несовместимость души и мира, та неугасимость сияния, тонущего и неутопающего во мраке, но бессильного его рассеять, которая животворила его поэзию, а жизнь калечила и мертвила. Тяжело ему было, но он не тяжелел. Это сияние, оно и в нем сияло. Никогда, до самой смерти, не исчезал в нем и тот поэт, что писал когда то “Анюте”” (О поэтах и поэзии. Paris 1973. С. 21).

Подсознание моё, видно, вспомнило про несовпадение текста и художественного смысла. И я, во-первых, отдал себе отчёт, что текст – романтический. И, во-вторых, решил перечитать, что я не так давно написал о собственном, ещё школьника, рисунке парусного корабля. Рисунок-то уж точно был нарисован романтиком-мною, охваченном первой любовью, неразделённой. В-третьих, я разузнал, кто Ходасевичу была Анюта. Оказалось – вторая жена, от которой он через 4 года ушёл. В 1918 году это уже был 7-ой год их совместной жизни. – Можно думать, что любви уже не было. И это была тоска. Которая усугублялась тоской и из-за революции 1917 года, и из-за плохого состояния здоровья (его даже в армию не призвали, а в 1916-м ему аж в гипсовом корсете пришлось жить).

И вполне естественно, что я вспомнил про свои притворные гляделки с нелюбимой.

Вейдле знал Ходасевича с юности. Когда он хвалил стихотворение, он знал и о позорном бегстве Ходасевича от второй жены, и о том, что в "тридцать лет” (в 1916) тот стал сочинять иначе, совершенно трагически. Трагически – ещё и из-за презрения, вот, к собственной душе, как оказалось, не годной для побега в жизнь этой души, обязательно для романтика прекрасной. Для Вейдле – по другим стихотворения Ходасевича – было ясно, что теперь уже (после 1916-го) не символистский возвышенный идеал вдохновлял поэта, а… Какой же? Если не сверхвысокий, как у символистов, и не средний, как у романтиков… Если это – "несовместимость… мира”. – Мира, включающего в себя и его, человека, не поэта, нехорошую душу…

Я договариваю до конца: таким идеалом может быть только иномирие. Ницшеанское. Принципиально недостижимое.

Его образ даже дан: "Не двигаясь бежит”. Рисунком (искусством), собственно, достигнуто принципиально в бытии недостижимое. В самом этом бытии движение – непостижимо. Нечто и есть в этом месте и нет его там… – С ума сойти!.. – А акт творчества и недостижимого достигает!..

Может, не зря Вейдле дальше первого четверостишия стихотворение Вейдле не цитирует.

Если я правильно угадал, то подтверждается правило, что хотел “сказать” поэт есть не то, что напечатано буквами на бумаге.

17 июня 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/768.html#768

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)