Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Хеда. Натюрморт с позолоченной пивной кружкой.

Художественный смысл.

Умеренность.

 

Бунт на корабле. (О “малых голландцах”.)

Надо, наверно, рассказать, от чего я оттолкнулся. – От такого, как мне кажется, высасывания из пальца:

"Художников XVII века часто называют “малыми голландцами”. Принято считать, что за небольшие размеры холстов, за некоторую узость изображаемого бюргерского быта. Но скорее слово это восходит к евангельскому: “утаил от мудрых века сего и открыл малым”. Бог благословляет простую жизнь, ее скромные радости и горести. И потому, хотя полумрак окружает предметы, но откуда-то просачивается золотистый луч света, который, как Божий свет пронизывает мрак человеческой жизни” (Лилия Ратнер. https://predanie.ru/book/218826-v-poiskah-smysla-krasoty/).

Сколько мне говорила память, совсем не высокие евангельские порывания вдохновляли “малых голландцев”.

"Пришло время меньше размышлять, целить менее высоко, взглянуть на то, что поближе, наблюдать лучше и писать иначе, чем раньше, хотя по-прежнему хорошо. Теперь это живопись толпы, гражданина, человека труда, выскочки и первого встречного, созданная только для него и им самим. Нужно было стать скромным для всего скромного в жизни, малым для малого, неприметным для неприметного, принимать все, ничего не отвергая и не презирая, проникать в интимную жизнь вещей, любовно сливаться с их существованием; нужно было стать внимательным, любознательным и терпеливым. Отныне гениальность состоит в том, чтобы не иметь никаких предрассудков, забыть общеизвестное, отдаться своей модели и только у нее спрашивать, как она хочет быть изображенной. Ничего не надо ни прикрашивать, ни облагораживать, ни обличать: все это ложь и бесполезный труд” (Эжен Фромантен).

Но это – вообще говоря. Так же вообще, как и про восхождение к евангельскому. – Конкретика где?

А ну?

"Всякая голландская картина — вогнутая; я хочу сказать, что она образуется из кривых, описанных вокруг одной точки, обусловленной замыслом картины, и теней, расположенных вокруг главного светового пятна” (Фромантен).

Берём абы какой натюрморт…

Хеда. Натюрморт с позолоченной пивной кружкой. 1634.

И думаем…

Это за 14 лет до конца Восьмидесятилетней войны за независимость от Испании. Но через 55 лет после образования Соединённых Провинций и всё не прекращавшихся в общем побед над Испанией. Давно уже заменили Фландрию (оставшуюся под Испанией) в качестве основного торгового центра Северной Европы. Страна основала колонии в Бразилии, Северной Америке, Южной Африке и Карибском регионе. Наступил так называемый золотой век Нидерландов. Страна стала сверхдержавой.

В общем, даже в богатой стране покупатель или заказчик картины Хеда довольно зажиточный человек. Скромность мыслима относительно чего-то героического. Но после 1632 года победы над испанцами как-то кончились (фламандское население не поддержало наступление северян). Ну и война тянулась без энтузиазма. Зажиточность казалась ценнее героизма.

Эту вогнутость по Фромантену и можно считать умеренностью, сосредоточенностью на себе, дорогом.

Вот только увидеть бы мне её…

Главное световое пятно – лимон. Что покажет преобразование контрастности?

Вроде и правда всё светлое как бы обращается вокруг лимона, а тень за этот круг как бы и вытеснена.

"Прочная основа, убегающий верх и округленные углы, стремящиеся к центру, — все это вырисовывается, окрашивается и освещается по кругу” (Фромантен).

Нельзя ли умеренностью объяснить и то, "почему она [палитра] так бедна, почти одноцветна”, “почему светлые тона в ней так редки и ограничены, а тени, наоборот, преобладают”, почему таков “простой закон такого освещения, противоречащего законам природы”, почему столько "комбинаций, преднамеренности и почти всегда хитроумных систем”?

И, если объяснить умеренность можно, то нельзя, получается, “малых голландцев” считать справедливо заслужившими "репутацию близоруких копиистов”!

Умеренность тогда становится, пожалуй, их общим подсознательным идеалом! "идеал этого искусства, идеал, мало кем замеченный, а подчас и пренебрегаемый, но несомненный для того, кто хочет его понять, и очень притягательный для того, кто умеет его ценить”.

Ценить, получается, надо за подмеченные странности стиля.

.

Казалось бы, простая штука: то, что Платон называл Музами, надо теперь называть подсознательным идеалом, который себя обнаруживает следами – странностями (для своего времени) “текста”. И всё. И тонкость озарения о содержании подсознательного идеала называть художественной ценностью. В отличие от ценности эстетической, присущей всему искусству (как экстраординарному). Но, если неприкладное искусство (о незнаемом, о подсознательном идеале) считать первосортным, то прикладное придётся считать второсортным. И всё. И никакой сложности. Если раз и навсегда такое принять. Как Христа с чудесами. И это будет, как открытие истины малым по 11:25 от Матфея. А мудрыми (ложномудрыми!) окажутся не поверившие Христу жители Хоразина, Вифсаида, Капернаума (заумные искусствоведы, натягивающие ради величия “малых голландцев” на них восхождение "к евангельскому”).

12 мая 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/bunt-na-korable-o-malyh-gollandcah-609bfec4f7956a1ab2852361

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)