Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Харрис. Марк.

Иносказательный смысл произведений.

Досада революционеров на массы и удовлетворение мещан отрывом от масс, - требовали индивидуализма и из ряда вон выходящих средств его выражения (отталкиваясь от коллективизма и от общепринятого): впадание в нехудожественность, в более простое устройство своих произведений: в заражение своим чувством, в прямое внушение чувства.

 

Попытка подобраться к постижению абстракционизма.

И состоит она в том, в итоге, что абстракционизм – это человеконенавистничество.

Посмотрите на картины двух художников: Харриса и Марка.

Северный берег, озеро Верхнее. 1926.

Синий конь. 1911.

Можно сказать, что оба кончат переходом в абстракционизм?

А это случилось.

И мне кажется, я понимаю почему.

Процитирую себя: “Пока, при первых технологических укладах, капитализм был для масс ужасен, шли одна за другой революции. И всё – с поражениями. Весь XIX век. Параллельно шло облагораживание капитализма. Появилось массовое производство. Оно потребовало массового потребления. Средний класс становился всё богаче и влиятельнее. И оба процесса, - через досаду р-р-революционеров и через удовлетворение мещан, - требовали индивидуализма и из ряда вон выходящих средств его выражения (отталкиваясь от коллективизма и от общепринятого). И таким, из ряда вон, стало впадание в нехудожественность, в более простое устройство своих произведений: в заражение своим чувством, в прямое внушение чувства и даже просто в неискусство – в публицистику (для р-р-революционеров). Всё это проще, чем противоречиями вызывать противочувствия, от столкновения которых происходит возвышение чувств. – Так что: нехудожественность итог? - Да, по-моему, во всяком случае, прямое выражение стало заметной частью структуры целого. Хоть такие нехудожественные средства и очень действенны <…> Есть художественные направления, в само название своё взявшие соответствующие слова: экспрессионизм (экспрессия - выразительность проявления чувств)”.

Революционерам не нравится пассивность людей, людям с чувством собственного достоинства – их пошлость. Революционер же знает, ЗНАЕТ (!), как изменить жизнь к лучшему, и… никак с ЭТИМИ человеками каши не сваришь. Они, реформаторы, пробуют и так, и этак. Учат, просвещают, очень ненасильственно это делают, опираясь на естественность (в будущем это назвалось вальдорфской школой). – Безрезультатно. – Отчаяние. И можно нас возненавидеть. А другие, антагонисты этим активистам на общественном поприще, видя сразу себя выше нас, заботятся только об обособлении от нас. Оба негуманны, и можно от них ждать в крайности чего угодно.

 

Харрис. Абстракция № 7. 1939.

Франц Марк. Судьба зверей. 1913.

Горячий Марк придумал, что синий цвет – это мужское и аскетическое. И животные – чистые существа, а человек – грязное. Поэтому он для животных и природы применяет чистые, не смешанные краски. Отчего-то только на войну пошёл добровольцем. (И погиб.) Апокалипсис, это “не от мира сего”, наверно (чтоб лучше говорить “фэ”), решил постичь душою и телом, а не только духом.

Харрис тоже мрачный человек. Но на войну не пошёл. Ограничился постижением духом. Тот тоже уводит от мира сего. (Мне достаточно было прочесть, что он стремился, чтоб зрители не знали, в каком году он что написал, и я сразу понял, что имею дело с пребывающим в Вечности, в которой времени нет, социологических причин для художественных следствий – тем паче нет.)

Тот и другой иллюстрируют собою, как далёк бывает индивидуалистский улёт в метафизическое, стартуя и политически слева, и политически справа.

Но политически слева всё же как-то разнузданнее (посмотрите на эти там и сям каляки-маляки вдруг).

Башня синего коня. 1913.

А политически справа - собраннее.

Гора Робсон с северо-востока. 1929.

Поэтому мне представляется, что Гитлер, Марка отправив на выставку “Дегенеративное искусство”, Харриса, живи тот не в Канаде, а в Германии, не отправил бы. Хотя странно, что он Марка отправил. Метафизики ж оба. Не от мира сего… Правда, Марк еврей… А у Харриса даже и абстракция как-то организованнее. Тем более севера`. Нордичность. Харрис медленно воспарил от нас. Вознёсся. Мы – мелочь – можем ему лишь позавидовать.

Северный берег, Баффинова Земля. 1930.

А у Марка – резкий порыв из мерзости, а нас, - он думает, - он уже не отвратит от этого мерзкого земного.

Красный и синий кони. 1912.

Марку бы – аристократию для всех. Аристократу Харрису ничто – все. Марк реформационный ницшеанец (как ни противоположны Ницше и реформы, массы). Харрис – обычный ницшеанец.

С Харрисом неуютно и холодно.

Гора Теле, остров Билота. 1930.

Айсберги, пролив Дэвиса. 1930.

С Марком неприятно и жарко.

Лисы. 1913.

Глядя на этих двух, холодного и горячего, человеконенавистников, как-то понимаешь Рокуэлла Кента, у которого даже лёд кажется горячим.

Охотник на тюленей. Северная Гренландия.

Без даты. Но не из Вечности “говорит” с нами этот художник.

4 апреля 2012 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/108.html#108

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)