С. Воложин.

Гребенщиков. Вечерний мудозвон.

Нехудожественный смысл.

Публицистика не искусство.

 

Новое время – старые песни.

 

Мне так каацца.

А. Райкин

Однажды мой лучший товарищ и всегдашний идейный противник, вновь пожелав меня уесть, сказал, что у меня в текстах перебор слова “же”.

Я удивился, проверил – так и было в том тексте, из-за которого он на меня напал. А иначе и быть не могло. Я ж – как муха, бьющаяся об стекло, думающая, что капля по капле и камень точит. Мне же что надо? Убедить людей, что я прав. Они же не убеждаются. Вот я и от досады, и от желания их всё же убедить пишу истошно. А такой тон требует учащённого “же”.

(Вот в уже написанном есть 5 “же” на 7 строк.)

Недавно меня другой нетерпимый упрекнул в первенстве относительно других пишущих по применению местоимений 1-го лица. А это потому, что я имею мнение, что художественность – это то, что способствует сообщению подсознательного идеала автора подсознаниям восприемников. С помощью толкователя чаще всего происходит удачное последействие искусства – словесным намёком толкователя, в чём был подсознательный идеал автора. А толкователь-то тоже тот идеал воспринял своим подсознанием. То есть ему (мне то бишь) нужно иметь в виду в первую очередь свои еле уловимые движения души, пусть и с оглядкой на “текст” произведения. Но. С собой в первую очередь надо иметь дело. Тем паче, что у меня, можно сказать, исключительный набор критериев оценки. Надо с ними читателя ознакомить, иначе он ничего не поймёт. – Вот и якание.

Ещё один упрёк – сумбурное изложение. – Это объясняется внутренним требованием к себе быть искренним и чутким в рассуждениях. Для чего хороший способ – приём потока сознания. Ерунда, будучи написанной, легче при перечитывании и обдумывании квалифицируется именно как ерунда. И так легче прийти к истине.

Один из приёмов разбора – посмотреть, что я раньше написал об авторе.

В данном случае – о Гребенщикове. (В связи с его нашумевшей песней о тележурналисте Владимире Соловьёве {которого я тоже люблю слушать, ибо у него меньше крика, чем на других политических ток-шоу}.)

Хронологически первым (1987 года) был вывод, что Гребенщиков декадент: “сладострастие: от бесполезных и упорных ударов мушиной головой об стекло закрытого окна”.

То есть не “капля по капелле и камень точит”, как у меня.

Я же с тех пор изменился. Я ищу следы подсознательного идеала, а не найдя – решаю не называть вещь художественной.

Не знаю, как с декадентством у меня за прошедшие 32 года – что-то перестал я этим словом пользоваться. Надо, заодно, подумать, почему. – Не из-за бахтинского ли “срыва голоса”, выбивающегося из хора? Я не применяю ли бахтинские слова в том смысле, что хор – художественность-по-моему (следы подсознательного идеала {всегда позитивно субъективного})… А срывы голоса – всякого рода нехудожественность. Вплоть до осознаваемо идеологического искусства. (Я за истекшие 32 года понятие “идеологическое искусство” сменил на неприкладное искусство, и идеологическое для меня стало прикладным, призванным усиливать или уточнять знаемое переживание.)

Ещё я в Гребенщикове за истекшее время находил, помнится, пробуддизм и даже в ранге подсознательного идеала (тут), хоть он вполне осознанно ездил в Тибет за более чем десяток лет до создания песни, заставившей меня признать её художественность. Пробуддизм вполне себе позитивен: бесчувственность. Это аморально с точки зрения других, но не со стороны пробуддиста. Это не “сладострастие: от бесполезных и упорных ударов мушиной головой об стекло”.

Может, Гребенщиков эволюционировал от декадента к пробуддизму?

Вот и посмотрим на новую песню, одно она или другое? Или, может, что-то третье?

Вечерний мудозвон

   
 

Я всю жизнь брожу по просторам

И готов еще жизнь так кружить

И кого не спроси — все несутся в такси

И никто не научит, как жить

Но в центре просторов есть место

Где светло и туда все глядят

И там на совесть и честь всех научат, как есть

Детей, стариков и ребят

Вечерний мудозвон!

Вечерний мудозвон!

Подлинный труженик наших времен

Вечерний, вечерний

Вечерний мудозвон!

Вечерний мудозвон!

Честнее, правдивей и лучше всех он

Вечерний мудозвон

Он все, что закажут – расскажет

И ответит на каждый вопрос

У народа душа, но за ней ни гроша

Но зато мы утерли всем нос!

Он сияет, как новый полтинник

С него капают лосьоны и лак

И когда гопота распинает Христа

Он объяснит отчего Христос враг

Вечерний мудозвон!

Вечерний мудозвон!

Когда нужна правда – правдивей всех он

Вечерний, вечерний

Вечерний мудозвон!

Вечерний мудозвон!

Вот истинный памятник наших времен

Вечерний мудозвон

2019

Когда я его счёл декадентом, я предлагал себе и другим не обольщаться позой героического противостояния скучной арифметике и правилам. Чтоб быть последовательным, надо и теперь не обольщаться героическим применением обсценного слова.

(Жаль, я так и не исполнил давнего намерения написать таблицу-разоблачение пробуддизма. Слева – цитата из политкорректного представления пробуддизма каким-нибудь авторитетом; типа: “Родители дают детям все возможные предрассудки. Ошо”. А справа – разоблачение: “Р-р-революцион! Да здравствует Я!” – И т.д.)

В 1987 году Гребенщиков для меня сливался с р-р-революционером Бодхидхармой 1984 года. В 2019 он сливается с лирическим "я”.

Почему я 32 года назад не клюнул на буддизм? Для меня тогда превалировало впечатление от монотонных ударов музыки. Я не соотнёс: 1) слов Бодхидхармы-по-настоящей-легенде, что всё – иллюзия, с 2) издевательством Бодхидхармы Гребенщикова про “историю (становления, понимай) светлых времён”. То есть с враньём-коммунизмом. За который надо-по-официальному бороться. Что трудно. А лучше – в пику – ничего не делать и даже не чувствовать. Так почему я ещё в 1987-м не счёл Гребенщикова пробуддистом?

Чёрт меня знает.

А как мне спустя 32 года суметь себе доказать, что за всё это время у Гребенщикова пробуддизм этот так и не перешёл из подсознания в сознание? Ведь из-за одного слова “Бодхидхарма” и в 1984-м можно было считать Гребенщикова не художником, а простым иллюстратором знаемого буддизма. Надоедливые монотонные музыкальные удары можно было не мушиным сладострастием мазохистским счесть, а иллюстрацией доведения до предвзрыва, что сам взрыв предполагало понимать как творящего из мира пустоту… бесчувствие.

Длинное и сложное мыслительное построение, но всё-таки не новое в мире, а иллюстрация, повторяю, знаемого.

Достаточно талантливая, но иллюстрация. Оставляющая песню про Бодхидхарму пусть и в прикладном, но в искусстве.

Так вот так всё передумав теперь, чем я сочту похожую песню 2019 года?

Ведь похожая.

Там – история становления светлых времён (коммунизма), тут – "мы утерли всем нос”.

В 1984-м было 7 лет до краха так называемого социализма с его перспективой коммунизмом с того удовлетворением каждым неограниченных материальных потребностей. А в 2019-м сколько лет до краха России с путинской национальной идеей, патриотизмом?

Если сообразить, что перифразы "Где светло и туда все глядят” + “Вечерний” - это один из центральных каналов телевидения, например, Россия-1, "Честнее, правдивей” - это политическое ток-шоу на этом канале, "он” - это телеведущий в каждодневной программе “Вечер с Владимиром Соловьёвым”, то публицистичность (не в пример Бодхидхарме) низводит песню из искусства вообще, даже из прикладного.

1 октября 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/ruzhizn/novoe-vremiastarye-pesni-5db1e4ecd4f07a00adee91e8

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)