С. Воложин.

Готфрик. Стихи.

Есть ли художественный смысл?

Пахнет, что Лизу Готфрик заметили потому, что она против России.

 

Готфрик графоман или не графоман?

Я уже признавался где-то, что боюсь разбирать произведения безвестных поэтов. В конце концов я самоучка. Я паразитирую на том, что в парадоксальном загоне находится теория художественности по Выготскому: наличие противоречий. Да и то… В глубине души я и в ней не уверен. Пусть “Психология искусств” (1925) была засчитана как диссертация, и по ней он получил звание, "эквивалентное современной степени кандидата наук” (Википедия). Но вдруг она была ошибочна? Он же её не опубликовал при жизни. Я придумал, что из-за неполноты. И – я ж никто, и потому мне всё можно – я её для себя восполнил. – Чем? – У самого Выготского слабо проакцентировано, что результат столкновения противочувствий (из-за противоречивых элементов) – катарсис – явление подсознательное. Я это проакцентировал сильнее: подсознательный, мол, идеал автора в катарсисе сказался. И тогда можно дополнить его теорию, что и иной образ может рождаться из подсознательного идеала. Но! Если катарсис сопровождается объективным переживанием ЧЕГО-ТО, невыразимого, то как быть с критерием для образа, рождённого подсознательным идеалом? – Сказать, что признаком такого образа является экстраординарность – можно. Однако, всё это достаточно мутно. Особенно – с образом.

Скажем, достаточно ли это неожиданно:

 

время пришло решаться на побеги

в янтарное вино в скрипичный визг

Я выбрал это двустишие за "скрипичный визг”.

Довольно неприятная штука скрипичный визг, чтоб быть чем-то манящим для побега туда.

Или это я инстинктивно выбрал противоречие, а не странный образ: "побеги” (манящее) - “в скрипичный визг” (отталкивающее)?

Что за “геометрическая сумма” от столкновения манящего с отталкивающим? – Что если, судя по бунту против принятого, это есть Абсурд? Что-то ницшеанского типа? Отрицающего общепринятое. – Сюда как раз подходит аграмматизм: отказ от заглавных букв и знаков препинания. Т.е. – образ ницшеанства, каким его понимает большинство, это мировоззрение не приемлющее.

Вещь называется “август”. А автор – женщина.

Что если лирическое “я” это засидевшаяся в девках женщина в годах, решившая, что пора идти в разнос, а то так в девках и останешься? И скрипичный визг – образ боли потери невинности: и желанное, и болезненно-страшное… И – никакой любви тут…

 

август возьмет налог на гедонизм

нанизывая дни на нити неги

время пришло решаться на побеги

в янтарное вино в скрипичный визг

в часах запутался анахронизм

а в небе облака как белые ковчеги

на спелые сады готовятся набеги

познавших удовольствий механизм

во взрывах бархатцев и астр

и в звоне комариных каст

от сна падение разбудит

ветви не смогут утаить плоды

легки туманы утром у воды

и смерть саму себя забудет

А – гедонизм…

Тогда можно и не переспелую старую деву подразумевать, а просто созревшую девушку, "спелые сады”. А "набеги / познавших удовольствий механизм” это ловеласы. И всё – во множественном числе. Что общественно не принято. И чёрт-де с ним. Но. Уж ничего ж экстраординарного не остаётся. Кроме аморальности. Разве что неуклюжесть "познавших удовольствий механизм”. Да и "спелые сады” – банальность.

А аморальность тоже снижается – словами: "от сна” и "утром”. – Грех оргии оказывается сном, от которого будит звук падения плодов на землю и звона комаров. И только одна строчка оказывается непонятной: "во взрывах бархатцев и астр”. – Может, ночью те сильнее пахнут? – Но интернет на них не указывает. Так не высасывать же из этого Абсурд?

Повторы согласных ("НаНизывая дНи На Нити Неги”, “и Смерть Саму Себя Забудет”) эпизодические и явные. От сознания они.

Нет, потребная для образов бегства от внешней во внутреннюю жизнь романтика синтаксическая и логическая невнятность ("налог на гедонизм”), субъективизм, преодоление объективного ("нити неги”), алогизм ("смерть саму себя забудет”) есть. Но редко.

Позволено себе даже взять слово просто для рифмы: "астр” - “каст”. Ну какие касты у комаров?

Правда, алогизм со смертью вводит бесконечность (или миг) в разряд сверхценности, метафизической, что опять заставляет вспомнить о ницшеанстве.

Но что точно кажется – это сомнительность высокого качества стихотворения.

То есть, похоже, что прав тот, кто сказал (на российском каком-то центральном канале ТВ), что таких поэтов много, их стихи не интересны, это – графоманы.

Сказано о Лизе Готфрик, которая "была внесена в шорт-лист Григорьевской премии” (http://ru.telekritika.ua/dusia/kievskaya-poetessa-liza-gotfrik-okazalas-v-tcentre-skandala-680492). А та была волонтёром в антитеррористической операции (антирусской) на Украине, и речь шла ещё о том, что за стихи не арестовывают, и она может приехать в Россию на получение премии.

А я люблю себя загонять в трудное положение. Но не в безнадёжное, видно. Потому что подумал, в тайне от себя, наверно, что раз Григорьевская премия… Значит, не безвестная эта поэтесса… – И правда: прочёл и почувствовал своё заветное ЧТО-ТО, невыразимое словами.

Ан…

Можно ли сказать, что если сомнительным оказалось первое же по списку стихотворение, то сомнительно и награждение? – Пожалуй. И тогда не требуется проверять, не исключение ли оно в плохую сторону в творчестве Лизы Готфрик.

Или всё же проверить…

Второе по списку лирики. – Нет. Не годится. С ним велика вероятность, что оно публицистика (что не есть искусство): называется “белое тело диктатуры” и дата создания – 2.02.2014, то есть майданная революция.

Третье.

бескрайний север

 

Бескрайний север снился мне,

Бескрайний север был во мне,

Снега, снега, всё в белой мгле,

Холод и лёд мир в вечном сне.

Тихо на вьюжной частоте.

Всё в безмятежной чистоте.

Сверкает гладь и тишь везде,

Всё в безупречной красоте.

Простор безмерный и немой

Тут царствует порядок мой.

Замри, остановись герой

Ветра споют за упокой.

Не ведом мне ни час ни день

Чьи стены укрывает тень

Но ведомо – таит метель

Кружево мёртвых петель.

Не знаю званий я и лиц,

Не знаю где рубцы границ,

Но для всех падающих вниз -

Сиянье северных страниц

Знаю число преображений

Размах немыслимых сражений

Славу побед, страх поражений

Свет бесконечных отражений

И за решетками кристаллов

Покой и воля для усталых.

От бытия от битв от драмы,

От вечного прощай вокзалов.

Молчит буранов кутерьма,

Во мне свобода и тюрьма,

Все ссылки приведут туда,

Где спит внутри меня зима.

29 февраля 2012

Заветной недопонятности не чувствуется. Но, возможно, это так для меня, здорово любящего метафизику ницшеанства. – Мне вспомнились закадровые слова Свенельда в финале фильма “Викинг” о смерти как о ценности:

"– Шум моря говорит мне о вечности. Я закрываю глаза, я вижу зимний лес, холод и белый снег говорят мне о смерти…”.

У Готфрик, собственно, то же, только многословно. Скучно.

Нет. Сомнительная поэтесса.

 

Но для меня – ценно к ней обратиться.

Потому что я русский националист. Из тех, которые любят русскость как особенность (что предполагает акцент, что нет общечеловеческих ценностей). И против меня те русские националисты, которые любят русскость за её лучшесть из всех наций (что молчаливо предполагает, что общечеловеческие ценности есть, и среди них одна – что русские лучше всех). Одна из черт этой лучшести – моральность русского искусства.

А я стою за другое соотношение:

"искусство находится в очень сложных отношениях с моралью, и есть все вероятия думать, что оно скорее и чаще вступает с ней в противоречие, чем идет с ней в ногу” (http://www.modernlib.ru/books/vigotskiy_vigodskiy_lev_semenovich/psihologiya_iskusstva/read_38/).

Мой вывод из теории художественности по Выготскому, что неприкладное искусство – это общение подсознаний автора и восприемников по сокровенному поводу, аполитизирует это неприкладное искусство, выводит его из социальной сферы в физиологию какую-то. Есть проявление подсознательного идеала – художественно, нет – не художественно.

И для меня факт назначения Григорьевской приемии в России политическому противнику России очень соблазнителен сам по себе. Вдруг там единомышленники. (У меня нет единомышленников, кроме почему-то благоволящих главредов нескольких эдектронных изданий).

Но…

Тычок-проверка даёт, похоже, отрицательный результат. Пахнет, что Лизу Готфрик заметили потому, что она против России. То есть просто жюри этой премии изрядно оранжевое. (Так я называю людей, не додумывающих до конца, что то, за что они, приведёт в конечном итоге к исчезновению России с карты мира. Они ж не читают Каспарова, например, такое:

"На самом деле людей в первую очередь волнуют их повседневные проблемы. Для этого и собираются конференции, где думают о будущем страны, разрабатывают серьезную концепцию, которая позволила бы России пережить кризис и возможный распад. Это может произойти, когда падет власть диктатора. Распад таких государств, как СССР, неизбежно приводит к территориальным потерям. Это не является трагедией…” - http://www.kasparov.ru/material.php?id=5A27C52D9C4D8&section_id=444F8A447242B&subject_id=201)

7 декабря 2017 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/5964.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)