Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Гликман. Странник-Стравинский.

Художественный смысл.

Пробуддизм.

 

Хочется жаловаться, жаловаться и жаловаться

И в процессе этих жалоб посеять некоторые намёки, если случится на них набрести.

Жаловаться хочется на столь многое, что я растерянности: с чего начать. И стыдно ж жаловаться в принципе (у людей свои хлопоты, кому нужны ещё и мои), А ещё потому стыдно, что не впервой же жалуюсь…

Не хотят люди, большинство, вникать в сокровенное мироотношение художников-экстремистов. А я согласен вникать. И у меня в этом одно из расхождений с теми, кого я хочу просвещать, кто не понимает художников-экстремистов.

Мне кажется, наивному, что то, что про сокровенное мироотношение, не может не быть общеинтересным. Ведь сплетничать-то про знакомых (знакомых лично или по наслышке) любят многие. – Ан нет. Одно дело – поступки, связанные с сокровенным, другое – мысли, тем более у художников – выражение мыслей (или – не плюнуть ли в сторону? – выражение подсознательного). В живописи – средствами несловесными. – Заумь, - думает большинство. И моё просвещение кончается, не начавшись. А я ж ещё и просветить – теперь вот – хочу о том, что мне самому не ясно (и хорошо, если прояснится к концу статьи).

Не ясно мне о скульпторе Гликмане, самовыражавшемся не в скульптуре, а в рисунках. Он там отчаянно искажал натуру. Например, вот.

Гликман. Странник-Стравинский. 1982. Холст, масло.

Нет, он даже не исказил черты его лица.

Но эта голость. Вернее, почти бестелесность… - Гонимый, что ли? - В СССР, да. Его музыку долго не исполняли. Но где-то мелькнуло, что он объездил с концертами весь свет (кроме Китая). Или для Гликмана важно, что родина его не приняла?

Так для меня не ясно, как Гликман родину свою осуждает: как экспрессионист или как ницшеанец? То есть, как коллективист или как индивидуалист? То есть, грубо: он за коммунизм в каком-то сверхбудущем, как Второе Пришествие, или за принципиально недостижимое метафизическое иномирие как цель бегства из Этого плохого-преплохого мира?

Вещь написана в 1982 году.

"21 сентября 1962 года Стравинский прилетел в Москву, где дирижировал своими сочинениями (в октябре - в Ленинграде). Концерты Стравинского были восторженно встречены музыкальной общественностью страны" (Википедия).

В 1982 году уже 20 лет, как не гоним в СССР… Но что толку от того, гоним или не гоним, если на Этом свете очень и очень плохо то ли коллективисту, то ли индивидуалисту… Та музыка, до какой дошёл в итоге Стравинский, считанным единицам понятна. То есть он гоним во мнении большинства. И ещё вопрос, не притворяется ли музыкальная общественность, что она понимает додекафонную музыку. А какое из экстремистских мироотношений она выражает? Плюс представители обоих экстремизмов (и искусствоведы), например, в живописи различия не видят, и я один маюсь…

Вот Мамонова применяет знаковое для меня слово "вневременное” как цель выражения Гликмана. И я думаю, что, если она права, то идеал Гликмана метафизическое иномирие. Но я хватаюсь в Википедии за слова Стравинского о Сати (большом революционере в музыке): "Кто может вынести это однообразие?” То есть это известное доведениие ницшеанцем своего восприемника (в литературе, скажем) до предвзрыва, предполагающего взрыв такой силы, что вышвырнет вон из Этого дрянного мира в метафизическое иномирие. То есть, раз такое ницшеанство Стравинскому не по душе, то он экспрессионист. А "вневременное” Мамоновой не верно.

Её слова: "Фигуры переводил в графические конструкции на плоскости… Если Гликман писал тело, оно чаще всего оказывалось бесплотным, едва намеченным линией или растворенным в цвете. Иногда тело на холсте как бы “схлопывалось”, сворачивалось в причудливый, но ясно читаемый условный знак”.

Ну очень близко к тому, что мы видим в “Страннике-Стравинском”. И слова, и изображение смахивают на пассивный вариант ницшеанства – пробуддизм. Это далеко от предвзрыва ницшеанства.

С неким минимализмом, т.е. пробуддизмом, ассоциируются и такие её слова:

"Со временем Гликман выработал несколько характерных поз и жестов… Характерна для визуального лексикона Гликмана и фигура сидящего на земле человека в профиль. Таким он увидел Михаила Зощенко, вписав его фигуру в угол холста, как будто загнанной в угол комнаты или тюремной камеры (“Портрет М. Зощенко”, 1991). Иногда такая поза обозначала вечного странника-скитальца (“Странник Стравинский” или “Путник Стравинский”, 1982 (Илл.2)), а в картине “Плач об умершем младенце” (1974) по мотивам вокального цикла Д. Шостаковича “Из еврейской народной поэзии” в такой позе изображен мертвый ребенок”.

Особого бунта не чувствуется. Итого, он не экспрессионист.

Хорошо, с пробуддизмом Гликмана, вроде, я определился. Но как судить подсознательный это у него идеал или осознаваемый?

Что-то мне шепчет, что рисовальщик не смог бы быть принимаемым плохой властью скульптором, если б осознавал, что за червь его заставляет почти подпольно рисовать.

11 июня 2022 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://dzen.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/hochetsia-jalovatsia-jalovatsia-i-jalovatsia-62a4f8146b3cdf7ff56ee9ad?&

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@yandex.ru)