Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Геласимов. Нежный возраст.

Художественный смысл.

Первое впечатление по прочтении рассказа – каюк.А вспомнив всё…

Зачем дневник и неклассический психологизм

Классический психологизм это превалирование внутреннего монолога или внутренней диалогичности слов (проявление намерения говорящего). А неклассический это подсознание в первую очередь.

"14 марта 1995 года. 16 часов 05 минут (время московское)

Сегодня проснулся оттого, что за стеной играли на фортепиано. Там живет старушка, которая дает уроки. Играли дерьмово, но мне понравилось. Решил научиться. Завтра начну. Теннисом заниматься больше не буду".

Так начинается рассказ Геласимова "Нежный возраст" (http://www.pereplet.ru/text/TenderAge.html ).

При перечитывании его взрослому понятно, что время дня указано не зря. После какого-то размышления "я"-повествователь "решил". Даже вероятнее, что он сам не сознает, что его тянет к музыке юношеский идеализм, все больше приходящий в столкновение с грубой жизнью. Следующая "запись" уже явно показывает взрослому читателю, что так и есть.

"15 марта 1995 года.

И плаванием заниматься не буду. Надоело. Все равно пацаны ходят только для того, чтобы за девчонками подглядывать. В женской душевой есть специальная дырка".

Парню невдомек, что работает подсознательный механизм вытеснения стыдного из жизни и сознания.

И так можно пройтись по всему рассказу и видеть подобные ситуации.

Минус-приемом все время оказывается ненапечатанное, взрослое сознание, наше, читательское, для которого "я"-повествователь прозрачен, как стеклышко, ибо все это мы знаем по себе или по своим сверстникам. И мы знаем будущее этого "я". Нормальный человек будет.

А чтоб "ему" (не нам) будущее было не известно, применена форма дневника. "Он" записывает только то, что было. Предположений о предстоящем он не фиксирует.

И автор бросает героя "в минуту, злую для него". Как Пушкин Онегина.

Только реалист Пушкин (еще и этим) хотел (без пессимизма) сказать, что жизнь не поддается обустройству в соответствии с идеальными намерениями. А Геласимов… Из-за того, что читатель прозревает, в общем-то, итоговую нормальность героя, автор тут скорее нормативщик, так сказать, по сравнению с Пушкиным 1830-го года. Причем у Геласимова оптимизм и нормативизм касаются и нынешней судьбы России, постперестроечные несчастья которой прекрасно просвечивают сквозь жизнь маленького ее гражданина.

На такое впечатление работает и тот факт, что при каждом столкновении героя с жизнью пусть и не практически, но нравственно побеждает его юношеский идеализм. Это постоянство (еще и Семенов такой же, и высокий Андрей – прямо морально-политическое единство внуков с бабушкой, Октябриной Михайловной) могло б отдавать пошлостью, но оно стоит на заднем плане. А на переднем – столкновение противоречий: подсознания мальчика и имеющегося в виду сознания взрослого. На переднем плане вкусная такая художественность.

Да еще и кончается рассказ жутко. Сообщив о смерти Октябрины Михайловны, "я" прекращает ведение дневника. Больше он не будет им спасться от неприятностей, как бы выделяя их себя написанием. Дальше будет что-то принципиальное не то, что было. – Что?

Тут очень далеко от пошлости.

Есть такие математические объекты – странные аттракторы. Они описываются дифференциальными уравнениями. Т.е. все происходит причинно при такой переменной, как время. И вдруг, с какого-то момента, решение этой системы дифференциальных уравнений становится хаотическим, непредсказуемо скачет. Как погоду нельзя предсказать. Как кометы существуют такие, траекторию которых нельзя вычислить. Некоторые заговорили о конце причинности как камня в фундаменте мира. А на самом деле странный аттрактор не совершенно черт-те куда скачет, а - в своей области определения. Как погода – в климате данной местности.

В связи с этим всем вспоминается определение Натева о специфической (больше ничем не исполняемой) функции искусства: непосредственное и непринужденное испытание сокровенного мироотношение человека с целью совершенствования человечества.

Кого-то какое-то произведение может и сломать. Но человечество только закаляется от такого шарахания то в огонь, то в воду (противочувствия от противоречивых элементов).

Зачем жить, если умрешь? – На том оборван дневник.

Приходит ли конец России?

Первое впечатление по прочтении рассказа – каюк.

А вспомнив всё…

26 ноября 2006 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/17.html#17

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)