С. Воложин.

Гайсумов. Номера. People of No Consequence.

Прикладной смысл.

Любовь-ненависть к России.

 

Ну что поделать…

Ну что поделать? Человек сам вынес на публику свою боль… Сам согласился принять премию Кандинского…

Гайсумов. Номера. 2017.

Это сохранившиеся номерные знаки одной из разбомбленных улиц Грозного.

А какова судьба несохранившихся? В них было прямое попадание снарядов? Или другая причина?

Ведь после окончания войны была предпринята гигантская стройка в разрушенном городе. Она требовала очистки от развалин. Так отсутствуют номера от нерасторопности того, кто придумал собрать номера?

Или собирали номера путём съёма их с уцелевших стен под ними? И тогда отсутствуют те номера, которые были на уже не стоявших стенах?

В любом случае – да, война ужасна. Особенно – с такой сильной страной, как Россия. И особенно такому гордому противнику, как чеченские сепаратисты, сопротивлявшиеся России (и пророссийским чеченцам) не иначе как героически (отчего и пришлось бомбить и артиллерию применять, при том, что применять армию против своего населения по конституции нельзя).

А в то же время сам факт сбора номеров с домов, означает снесение этих домов для массовых новостроек, которых бы Чечне самой без России не поднять. И надо быть благодарным России за восстановление Грозного.

Так что хотел сказать автор? И горький упрёк, и искреннюю благодарность России? Кто старое помянет, тому глаз вон, а кто старое забудет, тому вон оба. А неоднозначность позволила сделать не то и не другое или и то, и другое. – Сложное чувство.

Но. Усиление даже и сложного, и неоднозначного чувства есть всё же о знаемом переживании. Об имеющем место быть в сознании и автора, и всех теперешних чеченцев, в итоге на референдуме решивших жить в составе России. Это не о чём-то, НЕ находящемся в сознании их всех. То есть “Номера” – произведение прикладного, а не неприкладного искусства.

Но с какой стати тогда давать ему премию Кандинского?

"Задачами Премии Кандинского стали поддержка и развитие российского актуального искусства, повышение его авторитета в мире” (http://www.kandinsky-prize.ru/o-premii/).

А что такое актуальное искусство? – "использование креативных, новых и уникальных приемов… [в] абсолютно новых, образах и формах… [когда художники] придумывают удивительные формы выразительности” (https://studwood.ru/591635/marketing/ponyatie_aktualnogo_iskusstva_vidy_napravleniya).

Ну да – собрать номера с разбомбленных домов – это, конечно, неожиданно. Но та ли это неожиданность, которая рождена непосредственно из подсознательного идеала?

Идеал всегда позитивен (их, типов идеалов, вообще – порядка шести). А тут что-то этим не пахнет. Чувство же, пусть и сложное, есть. Даже если принять определение Вейдле: наилучше выраженное, - так это определение эстетической ценности, а не художественной (обеспечивающей общение подсознаний автора с восприемниками).

Сам-то Кандинский – по крайней мере, в первой абстрактной картине – выразил предельную свободу (см. тут), что есть образ метафизического ницшеанского иномирия. Позитив выражения иномирия в том, что ему, принципиально недостижимому, удалось дать образ (свободы). И Кандинский, радетель неприкладного искусства, вряд ли согласился б, чтоб произведению прикладного искусства (о, в общем, знаемом) дали премию его имени.

 

Проверить осознаваемое происхождение произведений Гайсумова довольно трудно. Его работы как-то не находятся в интернете в целостном виде Например, видеоинсталляция “People of No Consequence” (2016). Гуглоперевод – “Люди без последствий”. – О депортации чеченцев в 1944 году. – На какую-то (наверно, 70-ю) годовщину начала депортации Гайсумовым были приглашены свидетели этого события 74 – 106 летнего возраста. То есть, бывшие детьми и не являвшиеся прямыми свидетелями (а только по рассказам родителей), ну и дожившие взрослые (самому старшему было тогда 24 года).

Чего это свидетели? Свидетели преступления Сталина (из перестраховки его в виду недавнего – до победы под Сталинградом – опасности концентрации Турцией на советской границе 50 дивизий), решившего отселить от возможного фронта тюркское или почти родственное исламское население? Или свидетели изъятия при переселении "20 тыс. единиц огнестрельного оружия” (https://topwar.ru/40198-mif-o-nespravedlivosti-vyseleniya-chechencev-i-ingushey-v-1944-godu.html) и свидетели поддержки населением пронемецкого бандитизма в тылу Красной Армии, воюющей на Украине и в Крыму?

Гайсумов сделал мудро. Он каждому из согласившихся участвовать в его затее сказал, чтоб они молча по одному входили в зал и занимали пустые стулья. Молча! Ибо что тут говорить, когда виноваты обе стороны. А в зале стоял снимающий аппарат и объективно всё фиксировал.

Что? – Что согласившихся участвовать – довольно много (народ возвращён из депортации), что мужчины сохранили традиции одеваться по-горски (что в какой-то степени означает строптивый дух против цивилизаторской воли власти, заграничное название – в ту же степь). Что мероприятие не подпольное, центральная власть не препятствует. Более того, огромное фото на задней стене зала, где изображены высотки возрождённого после недавней войны Грозного, символизирует покаяние центральной власти перед чеченским народом.

Менее выраженное, чем в “Номерах”, то же сложное чувство чеченцев, живущих в России на своей земле, как и века назад. – Тот же самый продукт работы сознания, что и в “Номерах”. То же прикладное искусство – о, в общем, знаемом. Второсортное, на мой вкус, так как нет ничего, рождённого от подсознательного идеала. Второсортное требует больше внимания сосредоточивать не на выражаемом, а на способе выражения: не на “как ТАКОЕ”, а на “КАК такое”.

Я б в Третьяковскую галерею такого художника не брал.

17 ноября 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/ruzhizn/nu-chto-podelat-5dd3b8e6ff3a313b56edbb51

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)