С. Воложин.

Фирсов. Криминальный.

Бессмысленное произведение.

Ералаш.

 

Напишу обязательно

(Поток сознания при чтении).

Название написал до открывания файла с текстом рассказа. – Посоветовали прочесть.

Открываю – кошмар: рассказ называется “Криминальный". Фирсова. 2019. – Я ж презираю детективы. Считаю их чтивом, сделанными без участия подсознательного идеала автора, то есть – если по мне, эстетическому экстремисту – нехудожественными, и не в моём амплуа критика-интерпретатора. Я раз даже наткнулся на авторитетное почти теоретическое неприятие детектива:

"Агата Кристи: ее рассказчик описывает субъективную реакцию того или иного персонажа на событие — например, найденный в квартире труп — как удивление, а потом оказывается, что “объектив- но” это реакция самого убийцы. Например, швея приносит заказ в дом и в полном и неподдельном — то есть нарративно правдоподобном и ничем не опровергнутом в контексте — шоке обнаруживает труп заказчицы. Такова завязка. Развязка же в том, что детектив, добродушная старая дева мисс Марпл, по найденной рядом с трупом булавке для портняжной примерки обнаруживает, что убийцей и была эта швея. Таким образом, Кристи с редким нарративно-авторским цинизмом манипулирует уже нашей, читательской, субъектной реакцией.” (Меерсон. Персонализм как поэтика. С-Пб., 2009. С. ).

Я обрадовался оценочному слову “цинизм”.

А теперь… Взялся за гуж…

Есть, правда, шанс, что название обманчиво. (В журналистике такое теперь сплошь и рядом.)

Итак, читаю.

 

Что такое дисклеймер? – Письменный отказ от ответственности, - отвечает интернет.

"Данный текст содержит контент, рождённый в лихорадочных метаниях воспалённого разума автора…”.

Боже, какая прелесть! То, что мне надо. Если… Если это не кокетство.

 

Надо ли писать сомнения, основанные на моём личном, мизерном жизненном опыте? – спросил я себя. И решил, что надо. Это будет поддерживать меня в искренности отчёта. А та необходима для чуяния, есть или нет признаки подсознательного идеала в тексте: противоречивость или недопонятность.

Так вот. Лично я, безотцовщина и бедняк, научился водить автомобиль и получил водительские права, на спецкафедре института. И после этого больше никогда не сел за руль. Как мог Гриша, о родителях которого известно только, что они с ним были не согласны, а на экономическом факультете, наверно, не было военной кафедры, уметь водить автомобиль? Ещё более не понятно, как он, торговавший наркотиками, умеет взломать запертый автомобиль среди дня и незаметно? – Есть, правда, Толик, мелкий вор, а бывший боксёр и лишь теперь – наркоман. – Ну, может, тот и мог и то, и то. Но я как-то сомневаюсь. И у меня подозрение, что упомянутый дисклеймер – не поза. И это, конечно, не та недопонятность, которую я ищу.

 

Так. Теперь мне пришлось лезть в интернет, смотреть, что такое ИП. (Ну я ж почти не живу внешней жизнью десятки уж лет – откуда мне знать.) – Пока, на трети рассказа, искомой недопонятности нет.

 

Разве что… Мыслимо разве, чтоб едущие грабить банк Гриша и Толик разговаривали о смысле жизни? Это похоже на плохую выдумку. Ведёт авто Толик. Вообще-то он, понимаю, водил последний раз авто когда-то давно. Так он должен бы заткнуть Гришу, чтоб он не болтал. (Меня так просили неопытные водители.) – Серьёзен ли автор?

 

Абстиненция что такое? – "Добровольный волевой отказ от чего-либо, подавление в себе каких-либо влечений в течение определенного промежутка времени или на протяжении всей жизни”).

Не понятно. Как она может наступить от пресыщения (о котором разглагольствует Гриша, обсуждая смысл жизни)? – Может есть другое значение? – Смотрим: абстинентный синдром – "человек ощущает депрессию, безнадегу, страх, потливость, сердцебиение, расстройства пищеварения, боли в мышцах, костях, головные боли и многое-многое другое” (https://thequestion.ru/questions/71953/answer-anchor/answer/78716?utm_source=yandex&utm_medium=wizard#answer78716-anchor).

О. Это другое дело. – Ну, персонажу позволительно говорить приблизительно. Важно, чтоб было ясно, о чём, в общем… Я это копаю из-за включённой сверхчуткости к недопонятности.

То же и с ширево. Это наркотики… (Откуда мне, не наркоману, знать, что такое ширево?)

 

Меня этот разговор о жизни начинает донимать.

Или это – противоречие: едут грабить, а говорят о жизни. И впечатление ж, что долго говорят. Чего это банк так далеко-то? – Не абсурд ли всего на свете живописуется автором? Разочарованным во всём на свете…

Или это – поучение на примере Гриши, который "вообще не замечал ничего в этом мире, что не касалось его лично”. Вроде басни “Стрекоза и Муравей”… – Только там сталкиваются противоречия, красота и весёлость – с практичностью, и – катарсис: реализм пользы середины. А тут что?

 

Автор смеётся над бизнесом: "Элитгазнефтьпромторг банк”.

 

Смех сквозит и над персонажами-грабителями доморощенными.

"Гриша говорил театрально…”, “Толик смысла не уловил, но всё же проникся…”.

А не смеётся ли автор вообще надо всем этим, пофигизма достойном? Называют этот стиль постмодернизмом?

Если Крылов, утверждая противоположное, движим был вдохновением от реализма золотой середины, то Фирсов, смеясь надо всем, может, вдохновляется тем, что нет ничего, достойного быть в ранге идеала?

 

А вот и опять недопонятность: как грабители могли знать, что ограбление не замечено?

"Выезжая за город, они не встретили ни полицейских кордонов, ни даже обычных патрульных бобиков, которые зачастую можно было видеть в этом направлении. И это было странно. И хотя прошло уже больше часа с момента ограбления, до сих пор не был объявлен обычный в таких случаях план-перехват, да и вообще не видно было никакой ментовской суматохи”.

Ведь "зачастую” не значит всегда. Да и было ж сказано ранее:

"С планом ограбления особо не возились”.

В перечислении, как готовились, не было сказано, что следили за патрулированием выезда из города. То есть "странно” быть не могло. И почему им может быть видно что-то от "ментовской суматохи”? И что-то подозрительно агромадный город, что от центра, где банк, до выезда из города "больше часа”. И умный Гриша что: собирался подвергать себя обстрелу, что и означало "С планом ограбления особо не возились”? Или это просто писательская халатность, наверно. Или ещё иначе: вовлечённость только сознания в сочинение. Подсознание б не дало так оплошать. (В конце концов, постмодернизму уже много лет, и Фирсов вполне мог писать в духе постмодернизма, а не изливать своё сокровенное невыразимое непосредственно из подсознания.)

 

А вот и ещё сомнение. В том, что верно, что Фирсов постмодернист, пусть и не от души, а от ума. – Что-то больно скрыто едко он описывает цинизм Гриши. Так от ненависти бывает. Пофигизм же не бывает с ненавистью, ни с какой.

 

Цинизм сочинителя детективов состоит здесь в том, что банк был "ОПГ МВД России”. (ОПГ – организованная преступная группа. А вместе – такое-де обычное в России подразделение министерства. – Попутная насмешка надо всем и вся. Маскировка под постмодернизм.) Это раз. Два – из-за самостийности грабителей их поведение заподозрили, и за ними следили. Поэтому не был объявлен план-перехват. Их просто дома ждала засада бандитов этого ОПГ.

 

Авторский смех, что оглушённому Толику отсекли голову, так и не ощутившую в те две секунды после отсечения, что голова ещё живёт, - не ощутившую пропущенного ради дела наркотика… Сардонический смех. Не пофигистский. Плохо Фирсов вжился в пофигизм.

 

Дальше мне пришлось срочно получить образование. "Тат там аси” – по-санскритски “то ты еси”, "упанишаде” – древнеиндийский трактат религиозно-философского характера, по-видимому, применённый Фирсовым с ошибкой в склонении (д.б. “мудрость упанишады”

http://склонение-слова.рф/%D1%83%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%88%D0%B0%D0%B4%D0%B0). Но, даже и получив образование, я не с первого прочтения понял даже и пояснение умного бандита менее умному:

"То, куда устремлён огонёк твоего сознания. И на какой рельеф ложится это светлое пятно ума, там ты и возникаешь. Так формируется ландшафт нашей мысли”.

Автор хотел сказать, что бандитом может быть и человек, умеющий философствовать.

Постмодернизм-де. Строго говоря, можно было не получать образование и всё равно понять авторскую усмешку.

Общий смысл этого куска от одной пробельной строки до другой – едкая сатира на нашу действительность. – Ну сатира и вовсе не художественный род искусства (Словарь литературоведческих терминов. М., 1974. С. 340-341).

 

Описание чудовищной, хорошо-де известной в бандитских кругах, казни не впечатляет почему-то. Отмщение бандитов за убитого Гришей охранника и уродование матери главаря банды?.. Собственно, и убийство с уродованием никакого сопереживания не вызвало. Правда, убийство и уродование – обычные были, много раз виденные читателем в телевизионной продукции. А всовывание одного конца колючей проволоки глубоко в задний проход, когда другой намотан на дерево – это ого. Но всё равно почему-то не волнует. Что, возможно, как раз годится постмодернизму.

"В философии Сартра садизм — форма отношения к Другому, при которой экзистенцию пытаются отождествить с телом посредством боли” (Википедия).

Какой, мол, плохой, плохой, плохой Этот мир. – Вид ницшеанства тогда, а не постмодернизм.

Не знаю… Такое метание у Фирсова по мировоззрениям, что ни одно не действует. Это намеренно или случайно?

А что это за умиротворённая кончина почему-то без боли? "…как будто бы Толик и вправду вписался за него перед высшими силами”? – Неужели насмешка над религией?

 

Эпилог начинается таким ласково-ядовитым сарказмом в отношении главаря банды (которая, собственно, норма, а не банда), что о постмодернизме можно забыть. Россия силовиков цветёт, то есть Россия-матушка гибнет!

Но… как гневу гореть, когда в начале отрывка до пробельной строки (а это всё – поездка главаря на авто в больницу к матери) – слова: "поправил на груди медаль “За безупречную службу в МВД””, - а в конце: "поправил на груди медаль, теперь уже “За трудовую доблесть””. – То есть и над патриотизмом (он за путинский режим) насмешка.

 

Концу даже и не веришь. Сентиментальному сыну, главарю банды на посмотреть передали переносной морозильник с головами врагов.

"…он снова победил, как всегда. Затем ему стало противно, он закрыл крышку и отставил контейнер в сторону. И остаток дороги смотрел в окно, наблюдал, как мимо проносятся огоньки машин и рекламные щиты, вспоминал о матери и думал, что хорошо всё то, что хорошо кончается”.

Солянка сборная. И всё – от головы.

Не ху-до-жественно.

5 октября 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/6409.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)