С. Воложин

Фаворский. Иллюстрация к повести “Иван Федорович Шпонка и его тетя”.

Артистический и скрытый художественный смысл

Сюрреализм.

 

В чём тут противоречие?

Противоречие, которое составляет самую суть тела художественного произведения, имеет вредное свойство быть незаметным читателю, зрителю, слушателю. А ведь, его не обнаружив, как дойдёшь до того, что хотел сказать автор?

Вот какими глазами смотрит украинский националист пушкинского времени, Д. Комовский, на отличие Украины (Малороссии тогда) от России? Первая "есть самый поэтический член России в географическом и в историческом отношении” (Гуковский. https://www.litmir.me/br/?b=110983&p=7). И Гоголь для него лучше Пушкина. Воображение у первого лучше. – Это первые шаги на пути к сепаратизму и т.д. Ибо мы – самые лучшие.

Гоголь берёт такого националиста в сочинители и наделяет его идиотизмом:

"Наконец, спустя дня четыре после этого, все увидели выкаченную из сарая на двор бричку. Кучер Омелько, он же и огородник и сторож, еще с раннего утра стучал молотком и приколачивал кожу, отгоняя беспрестанно собак, лизавших колеса. Долгом почитаю предуведомить читателей, что это была именно та самая бричка, в которой еще ездил Адам; и потому, если кто будет выдавать другую за адамовскую, то это сущая ложь и бричка непременно поддельная. Совершенно неизвестно, каким образом спаслась она от потопа. Должно думать, что в Ноевом ковчеге был особенный для нее сарай” (Гоголь. Иван Федорович Шпонька и его тетушка).

Вот откуда взялись теперь древние укры, от которых пошла вся цивилизация на планете (или что они там выдумали для самопрославления).

Этот персонаж – "приезжавший [в Диканьку] из Гадяча Степан Иванович Курочка”. Колоритный типус. (Впрочем, все у Гоголя один другого колоритнее. Комовский не зря хвастался. Но, - воля Гоголя, - чуть не у каждого второго – своя доля идиотинки.)

И вот этот с идиотинкой сочинитель, потенциальный националист, Курочка (фамилия в ту же степь) взялся хвалить украинство словесным живописанием. Для чего не гнушается в персонажи брать тоже (так уж Гоголь распорядился) людей с идиотинкой. Шпоньку. Положительнейший человек, но… очень ограниченный. Народ, мол, разнообразием хорош. Стесняться, мол, никого не надо. Это так думает Курочка. И даёт рядом со Шпонькой совершенно гениальную по части хозяйственности и житейской мудрости тётю того. (Хозяйственность – куркульство по-плохому – вполне себе отличительная черта, отличающая украинцев от русских.) И Шпонька, при всей идиотинке, годится для прославления в хозяйственности – он совершенное послушное орудие по части всего, что добропорядочно. А ведь добропорядочно вернуть себе луг, который давным-давно подарил на имя Шпоньки некий Степан Кузьмич, любовник мамы Шпоньки. – Дарственная пропала. Луг – Строченка. А у того одна из дочек на взгляд Шпоньки очень хорошенькая. – Поженить. Шпонька ж – замечательно управляем.

И вот с идиотинкой Курочка описывает общение с идиотинкой Шпоньки с девицей, которая тоже не без идиотинки (совсем земная вся). И все – такие живописные в своих особенностях. И ни Курочка, ни его персонажи совершенно не понимают у себя идиотинки как таковыми. А так у Гоголя сделано, что мы-то всё видим трезво. И понимаем, что так всё обустроивший Гоголь отнюдь не националист, как Курочка. Он реалист. (А всерьёз давить на поэтизм живописных типов – это романтизм. Романтизм, в котором Гоголь уже разочаровался и с ним прощался, лишь изредка давая себе поблажку. Гоголь – мудр, как и подобает быть реалисту.) И эта мудрость – некий идеал. Красота иначе. А отличные с идиотинкой персонажи – те самые противоречия, от столкновения которых в нас и рождается катарсис, осознаваемый потом (если повезёт) как мудрость: жизнь хороша в плюсах и минусах.

"— Машенька! — сказала старушка, обращаясь к белокурой барышне, — останься с гостем да поговори с ним, чтобы гостю не было скучно!

Белокурая барышня осталась и села на диван. Иван Федорович сидел на своем стуле как на иголках, краснел и потуплял глаза; но барышня, казалось, вовсе этого не замечала и равнодушно сидела на диване, рассматривая прилежно окна и стены или следуя глазами за кошкою, трусливо пробегавшею под стульями.

Иван Федорович немного ободрился и хотел было начать разговор; но казалось, что все слова свои растерял он на дороге. Ни одна мысль не приходила на ум.

Молчание продолжалось около четверти часа. Барышня все так же сидела.

Наконец Иван Федорович собрался духом.

— Летом очень много мух, сударыня! — произнес он полудрожащим голосом

— Чрезвычайно много! — отвечала барышня. — Братец нарочно сделал хлопушку из старого маменькиного башмака; но все еще очень много.

Тут разговор опять прекратился. И Иван Федорович никаким образом уже не находил речи”.

Чем гордится потенциальный националист Курочка? – Тем, что только на Украине (своеобразной Святой Земле, где даже бричка Адама сохранилась) могут вырасти такие ангелы земные. – Доказательство? – Дважды курсив украинских слов, которыми его Курочки (как автора) тётя Шпоньки характеризует целомудрие своего племянника:

""Ще молода дытына, — подумала она про себя, — ничего не знает! нужно их свести вместе, пусть познакомятся!””.

“подумала про себя: “Куды ж! ще зовсим молода дытына, ничего не знает!””.

Воля же Гоголя, с другой стороны, сделать персонажей объективно полуидиотами, заставив своего Курочку не замечать, как тот перегибает, чтоб повеселить свою публику.

В итоге – реализм.

А у Фаворского в чём противоречия?

Фаворский. Иллюстрация к повести Н.Гоголя “Иван Федорович Шпонка и его тетя”. 1930-31. Гравюра на дереве.

У Фаворского противоречие хотя бы в том, что натуроподобию бытовой сцены стеснительности сюрреалистически противопоставлены две гигантские мухи (то, о чём, по повести, смог выдавить из себя Шпонька несколько слов).

То же ли это самое, что у Гоголя: ангелы и полуидиоты?

Ангелом Шпоньку у Фаворского никак не назовёшь. – Просто идиот. Украинства тут нет никакого. Если вспомнить, что сделано это в 1930-1931 годы в СССР… Когда страна круто повернула от идеализма Мировой Революции (да и от настоящего социализма, если понимать его как ежедневное удаление от государственности через возрастающее местное самоуправление) к материализму построения социализма в одной, отдельно взятой, стране… То можно в гравюре Фаворского увидеть не успокоенность мудрого реалиста, а негодующего от окружающего его Царства рационализма. В стране наметилась перспектива, как жить дальше. В так называемом социализме. Как в Испании генерала Мигеля Примо де Ривера – в утрясшемся капитализме. Замаячила стабильность. Это было непереносимо (в Испании – левым, в СССР – Фаворскому). И там и там родился сюрреализм. Как предельная ненависть к непоколебимой пошлой действительности.

Прямо антигоголевский идеал (мудрости). Если этот нигилизм абсолютизировать, то и ницшеанством попахивает с того отрицанием всего Этого мира и подсознательным идеалом метафизического иномирия.

А что? Что такое это соединение на одной гравюре низкой обычности с чудовищными мухами? – Как раз иномирие…

Вполне годится для категории “в порядке постановки вопроса”.

1 июля 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/v-chem-tut-protivorechie-5efce8d6883e4d7dcbfd8886

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)