Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Фадеев. Метелица.

Художественный смысл.

Из-за веления подсознания у Фадеева и получилась нестыковка: умелый… глупо оплошал.

 

Фадеев.

Что должен делать раб своей идеи-фикс? – Правильно. Искать её подтверждения всюду. И вот я ухватился за слова: "Сверхзадача автора романа “Разгром”… увидеть… [нечто, рождающееся] не из политической агитации, а из живущей едва ли не на уровне подсознания народной мечты-утопии о равенстве и справедливости” (http://craushckina.ucoz.ru/publ/novoe_prochtenie_russkoj_klassiki_khkh_veka_na_primere_romana_a_a_fadeeva_razgrom/1-1-0-5). Я ухватился, собственно, за слова: "на уровне подсознания”.

Моя идея-фикс состоит в том, что без следов подсознательного идеала нет художественности.

“Разгром” Фадеев стал писать в 1924-1926 годах (рассказом “Метелица”), как раз тогда, когда власть стала уходить от идеала ежедневного прибывания самоуправления в управлении страной. Для того, может, и был выбран для описания маленький коллектив, партизанский отряд. И душа погибающего Метелицы – для демонстрации того великого, что уходило из жизни.

"— В разведку Метелица поедет, ночевать здесь будем,— сказал Левинсон своему помощнику Бакланову и отдал распоряжение.

— Стой! — закричали впереди.

Возглас передавался по цепи, и, в то время как передние уже стали, задние продолжали напирать.

— Метелицу! Метелицу зовут!..— снова побежало по цепи.

Через несколько секунд, согнувшись по-ястребиному, примчался Метелица, и весь отряд с гордостью проводил глазами его цепкую пастушью посадку”.

Думаете, Метелица не знал, что он – гордость отряда? – Он-то знал. Не знал Фадеев, что он покушается на линию партии. (Когда окончательно понял ту линию – застрелился.)

Этот идеал самоуправления можно увидеть уже в процитированной сцене. В передаче приказа участвует весь отряд. Метелица мог бы ехать сразу за командиром, чтоб мигом получить команду. Нет. Понадобилось, чтоб весь отряд его по цепи назад звал. Понадобилось, чтоб весь отряд по цепи вперёд его любовно провожал глазами.

Невзгоды. Японцы высадились. Удирать надо из опасного места. 30 человек потеряли, прорываясь. И – "весь отряд с гордостью проводил глазами”.

Почему массовый позитив при окружающем негативе? Из надежды проскользнуть между врагами с помощью такого ловкого, как Метелица? – Думается, что нет. Думается, от уже достигнутой мечты о равенстве и самоуправлении тут и сейчас. Когда, повторяю, в реальной жизни началась централизация. Поначалу казавшаяся временной (запрет фракций в партии большевиков в 1921 году). Потом смерть Ленина отменила бой против бюрократии во главе со Сталиным. Потом был ленинский набор в партию массы несамостоятельных и привычных подчиняться. – Сурово.

"Мысль о том, что Метелица мог попасть в руки врага, плохо прививалась людям. Каждый партизан старательно и боязливо гнал её от себя. Наоборот, предположение дневального, что взводный “нажрался и дрыхнет где-то в избе”, хоть и не похоже это было на быстрого и исполнительного Метелицу, всё больше собирало сторонников”.

Общее обсуждение… Сколько человек в отряде, что они так уж все о Метелице думают? Или от него слишком много зависело: жить им или нет?

"Метелица лежал на боку, и волосы его перепутались с осенней блёклой травой.

Первым прискакал в село взвод Метелицы”.

Настолько едины были партизаны с командиром.

А зачем трагический конец?

Затем, что в жизни-то самуправлению приходил конец.

Тут, собственно есть недопонятность, которую удобно считать следом подсознательного идеала автора.

Метелица сделан автором выделяющимся по способностям: "цепкую пастушью посадку”, “на цепких полусогнутых ногах”, “зорко вглядываясь”, “Метелица тоже выстрелил. Человек, бежавший на него, споткнулся и упал”.

Предусмотрительный:

"На всякий случай вынул из кобуры револьвер и сунул за пояс, под фуфайку, а кобуру спрятал в сумку за седлом”,

“— А собак у вас много?

— Собак хватает, да они не злые”.

Он уже командир взвода. А тем не менее именно его послали на разведку.

И вот этот самый умелый попадается самым глупым образом, не выглянул из-за угла:

"…пятясь боком, полез от окна. Он только свернул в аллею, как вдруг лицом к лицу столкнулся с человеком в казачьей шинели”.

Зачем он вообще полез смотреть в окно поповской квартиры, "где стоит начальник эскадрона”? Он же всё узнал, вообще не заходя в село, от мальчика, что был в ночном:

"…сейчас тоже человек сорок стоит. А волостное село за нами, Ракитное, так там цельный полк всё лето стоит”.

Фадееву надо было его убить. Вернее, подсознанию Фадеева. До сознания Фадеева, знаем по биографии, очень не скоро дошло, что всё в стране пошло не туда. До подсознания многих доходило. Потому в советской литературе так много трагического.

Вот из-за веления подсознания у Фадеева и получилась нестыковка: умелый… глупо оплошал.

И ещё Фадееву надо было показать всё величие того, что во время писания вещи гибнет – партийная демократия, самоуправление как самое сердце коммунизма.

Как было это показать? – Пренебрежением смертью, раз за героем – ТАКОЙ идеал:

"— Что же говорить зря? — снисходительно улыбнулся Метелица…

…— Брось, ваше благородие!..— решительно сказал Метелица, сжав кулаки и едва сдерживаясь, чтобы не броситься на него.

— Ого! — в первый раз изумлённо и громко воскликнул человек в бурке.

Он вынул из кобуры револьвер и потряс им перед носом Метелицы. Метелица, отвернувшись к окну, застыл в молчании.

После того, сколько ни грозили ему револьвером, сколько ни упрашивали правдиво рассказать обо всём, обещая полную свободу, он не произнёс ни одного слова, даже ни разу не посмотрел на спрашивающих”.

Ну что Метелице была смерть, когда скоро наступит коммунизм!..

А в реальности – для подсознания было уже ясно – перспектива коммунизма уплывала. И подсознание требовало героя убить.

Что сознание и сделало.

5 августа 2016 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/397.html#397

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)