С. Воложин

Фабр. Человек, измеряющий облака.

Иллюстативный смысл

Осмеивание рационализма.

 

Принципиальность

Принципиальным быть трудно и легко. Трудно – потому что надо беспрерывно отстаивать свои принципы, а жизнь их с неиссякаемым упрямством пытается опровергнуть. А легко – потому что знаешь, зачем живёшь: для отстаивания этих принципов.

Прелесть заключается в том, что раз за разом оказывается, что непосредственное переживание (от произведения, именуемого искусством) оказывается возможным под эти мои принципы подвести. – Жуть, конечно: впечатление всесилия получается, что, понимаешь, не может быть. Принципиально не может быть. Но. Прелесть пользуется своим преимуществом: она непосредственно дана в переживании. И всё. Чего там рассуждать после неё? Так и всё.

Вот не трогает душу такая скульптура. А она знаменита.

Фабр. Человек, измеряющий облака. 1998. Бронза.

Не трогает потому, что как-то чувствуется, что она не от души сделана, а от ума.

Почему чувствуется?

Потому что, задумавшись, что хотел сказать художник, быстро приходишь к мысли, что дурак, мол, только и может, что хотеть узнать непознаваемое. И дураком, можно подумать, он называет в первую очередь Фукуяму.

"Фукуяма стал известен благодаря книге “Конец истории и последний человек” (1992), в которой провозгласил, что распространение либеральных демократий во всём мире может свидетельствовать о конечной точке социокультурной эволюции человечества и стать окончательной формой человеческого правительства” (Википедия).

Конец истории, видите ли, узрел Фукуяма. – Дурак, вестимо. То есть Фабр – иррационалист?

Но иррационалист не смог бы выражаться так определённо. С такими натуралистичными складками одежды. Нарочито обильными. Каких и не бывает на реальной одежде. С выделанной каждой прядью волос, с каждой риской на линейке.

Или это как бы позитивный (бронзовый, материал величия) взгляд с точки зрения персонажа-рационалиста? Метод персонализма как способ отмежеваться от рационалиста. Негативно его представить.

Ну всё равно – лежит на поверхности. Иллюстрация знаемого. Нет ЧЕГО-ТО, словами невыразимого.

Это я отлучил данное произведение Фабра от неприкладного искусства, первосортного, обеспечивающего общение подсознаний автора и восприемников. Но я сомневаюсь, что это есть произведение даже и прикладного искусства. Ну что тут неожиданного, удивительного, эстетического другими словами?

Есть, правда, одно: абсурд детальности проработки, которая не может быть видна с того расстояния, на котором предусматривается рассматривание скульптуры (на крышах зданий). Эти цифры на линейке, риски, волосы шевелюры, очки…

Или этот абсурд есть образ того “фэ”, какое Фабр высказал рационализму? Но абсурд же не может быть воспринят зрителем.

Так что это, скорее, произведение вообще околоискусства.

Странно, что его привезли и поставили на выставку около Эрмитажа. Потратились. – Может, стоило б даже и потратиться, чтоб довести до зрителей, что такое плохо. Но ведь и этого не было:

"…из множества экспонатов возмущенные люди, кажется, даже не замечают прекрасную в своем утопическом порыве скульптуру "Человек, измеряющий облака"” (Ольга Бурова. https://radiosputnik.ria.ru/20161126/1481925383.html).

Это – в ответ на возмущение зрителей по другим поводам, поданным Фабром.

6 июня 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/ruzhizn/solomon-volojin-principialnost-5edce1d0afcfa82939950318

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)