С. Воложин.

Эзар. Сексуальные картины.

Стилизаторский смысл.

Чтоб отличаться от других художников.

 

Раздумья над заметкой искусствоведа

Тамары Зиновьевой о живописи Яны Эзар

С чем я согласен – что "в картинах Яны заявка на высокохудожественность” (https://klauzura.ru/2021/08/pro-zhivopis-yany-ezar/).

Или я должен сначала предупредить, что я эстетический экстремист, думающий, что в каком-то будущем так же будет думать большинство? И что ради этого большинства и будущего я и считаю себя вправе экстремизм свой пытаться распространять…

Этот мой экстремизм говорит, что публика, говоря об искусстве, чаще всего думает о неприкладном искусстве. Ибо прикладное инстинктивно (вместе со мной, осознающим) считает более грубым и действенным, призванным усиливать, в общем-то, знаемые переживания. Например, любовная песня усиливает любовные переживания. (Аж как-то странно подумать, что это можно помыслить второсортным по сравнению с утончённым неприкладным, в котором общаются подсознания автора и восприемников.) В любовной песне недопонятностей для восприемника нет.

Будь директором я, я б ввёл ещё определение околоискусства. Это когда вообще чересчур всё ясно, не то, чтоб о какой-то недопонятности говорить. Например, порнография. Корень “искус” в околоискусстве оправдан тем, что и тут есть экстраординарность (в порнографии – то, что в обществе не принято).

А касаясь неприкладного искусства говорить о недопонятности естественно. – Почему? – По причине, сейчас считающейся научно неприличной. Недопонятность – следствие подсознательного идеала автора. А это мутью считается, пока сканирование головного мозга ещё не дошло до различения в подсознании, скажем, установки на русский язык, от подсознательного идеала. О недопонятности сейчас говорят по инерции, оставшейся от воззрения, что рукою художника движет Бог. А пути Господни неисповедимы.

Так или иначе, но даже и плохие, но умные, художники инстинктивно стараются недопонятность в свои произведения механически ввести, чтоб их не считали банальными.

Почему я и согласился с Тамарой Зиновьевой.

Тут мне хочется перескочить на то, с чем у неё я не согласен: со спокойным применением общепринятого термина авангардизм. Мне б хотелось, чтоб это слово ассоциировалось только с футуристами, с теми, кто боготворил прогресс (или то, что они полагали за прогресс). Например, итальянских футуристов вдохновляла индустриализация Италии, припозднившаяся по меркам Западной Европы. Из-за чего страдания, скажем, обезземеленных крестьян Англии уже забылись, а теперешние страдания крестьян Италии коробят совесть итальянских футуристов. И они, как бы закусив губу до боли, бросаются в хвалу прогрессу. И – корёжат изображаемую натуру.

Эту схему можно проиллюстрировать на любом русском футуристе.

Но очень и очень корёжили натуру в изображении не только футуристы, связанные с прогрессом. А и экспрессионисты и ницшеанцы (постимпрессионисты, фовисты, кубисты, супрематисты, абстракционисты, лучисты и т.д. и т.д. до наших дней).

Экспрессионисты – в ужасе неприятия действительности такой силы, что они переходили зачастую границу самого искусства (непосредственного и непринуждённого испытания сокровенного человека), выскакивая в жизнь (непосредственное и принуждающее воздействие на человека). И это осознавалось чаще всего.

Ницшеанцы – в ещё более страшном разочаровании вообще во всём Этом мире в границах искусства оставались лишь потому, что их подсознательный идеал уводил их вообще в метафизическое иномирие. Метафизика заставляла ницшеанцев корёжить изображаемое, всё более и более отвлекаясь от натуры, до полного разрыва с фигуративностью.

Я б не хотел экспрессионистов и ницшеанцев называть авангардистами, раз они никак не связаны с прогрессом. Но я соглашаюсь их, с некоторыми натяжками, как и футуристов, от неприкладного искусства не отлучать. Как и традиционное, предшествующее искусство, где ТАКИХ искажений натуры не было. Ибо все движимы были одним и тем же – подсознательным! – идеалом. Сходство с традиционным искусством не в том, что, как пишет Зиновьева, они "единодушны в разделении человека на верх и низ”. Я б приземлил, если б и согласился: на коллективизм и индивидуализм. Все подсознательные идеалы рождены (одновременно с человечеством) при несостоявшемся стрессе от воздействия противоположных стимулов: коллективистского (необходимость внушаемым бесшёрстным мутантам спасти стадо и отдать детёныша на съедение) и индивидуалистского (не отдать). Вместо стресса и неминуемой после этого смерти получилось человечество и искусство.

И потому всё неприкладное искусство (с подсознательными идеалами, так в подсознании и оставшимися, несмотря на появление сознания) можно назвать естественным. А всё прикладное (рождающееся замыслами сознания) – искусственным.

Искусственным будет и акт протаскивания неприемлемого в культурное пространство.

Эзар. Голубая лагуна.

И получается, что сильно лишённые натуроподобия сексуальные сцены Яны Эзар, не будучи ни экспрессионистским криком протеста, ни футуристическим больным прогрессизмом являются или притворством под неприкладное искусство или ницшеанством вроде кубизма.

Но это – глядя назад в историю искусства.

А глядя вперёд, видим… Фешина, эмигранта из СССР в США, следующего за ним Куанг Хо, эмигранта из социалистического Вьетнама в США же, Пеникса, гражданина снова США, никуда не эмигрировавшего. – Все они докатились, хочется сказать, до соединения несоединимого, до барокко нашего времени.

Барокко своего времени тоже было результатом вымученности общества какой-то бесконечной религиозной войной в Западной Европе. И вот – дожили.

И теперь, можно думать, налицо непрекращающаяся лихорадка в мире хоть бы из-за того, будет или не будет ядерная война, или будет или не будет конец света из-за перепотребления (катастрофическое изменение климата). И т.д. и т.п. И это по всему миру катавасия. Радость и кошмар.

Вот радость – не сюжетная, а цветовая (а кошмар – хаос).

Крисси Англикер.

Сюжет – радость купания – слишком незначителен, чтоб довести одно из двух сопереживаний до максимума. А краскам – вполне по силам. Тут кричащая радость. И хаос тоже кричащий. На сайте https://www.risunoc.com/2020/06/chrissy-angliker.html можно массу таких картин увидеть.

Радость совокупления у Езар как-то не так убедительна. А хаос, да, разрушителен здорово.

Так это я противоречу Тамаре Зиновьевой: я тяну в сторону наличия подсознательного идеала, “нецитируемого” и выводящего произведение Эзар в неприкладное искусство, в испытание сокровенного дразнением, противоречивостью, когда "искусство провокационно”, как невольно вырвалось у Тамары Зиновьевой.

Осознанно же искусствовед этот тянет в сторону прикладного искусства, где чем-то довольно однозначно выражено что-то:

"Живопись не нейтральна к предмету отображения, она прямо из него вытекает… что у искусствоведов старомодно называется единством формы и содержания… Яна Эзар с её ретро-идиллической гармонией… это именно телеса, наши телеса. Но прекрасные, здоровые и гармоничные, не разделённые на плоть и дух, наслаждающиеся жизнью… живопись Яны на это прямо указует”.

Такая фальшь ведёт к следующей фальши:

"…глубинность условна, но оттого не менее убедительна”.

Шиш она убедительна как именно глубинность.

Мне что жалко?

Я про неё читаю:

"В своей фирменной смачной манере Яна и пейзажи писала, и натюрморты”.

Я не смог найти в интернете её пейзажи. И сомневаюсь, что их сюжетность такая же взрывчатая, как секс. Тогда прощай дразнение, прощай испытание сокровенного человека, прощай неприкладное искусство с его подсознательным идеалом (нынешнего барокко). Тогда перед нами обычная стилизация. Человек избрал себе балансирование на грани с хаосом без души. Наверно, не прикрытого протаскивания ради в российскую жизнь западного образа жизни, а простецки в силу индивидуалистического формализма. Она про фешинскую тенденцию в США, наверно, не знала. И обрадовалась, что нашла что-то оригинальное*.

24 августа 2021 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://klauzura.ru/2021/08/razdumya-nad-zametkoj-iskusstvoveda-tamary-zinovevoj-o-zhivopisi-yany-ezar/

*- “Яна творит, только войдя в некое трансцендентное состояние” (https://proza.ru/2017/11/12/2263).

- Это не отвергает осознаваемого замысла в начинании каждой картины. Мы все говорим не словами, а фразами. И говорим гладко. Чем это обеспечивается? Работой могучего подсознания над созданием целостности задуманного высказать. То же и с высказыванием живописным. Яна вздумала "быть только полностью самостоятельным и экстраординарным художником” (https://proza.ru/2017/11/12/2263). – Сказано – сделано.

- Но трансцедентное! При говорении фразами в нас рациональное состояние.

- А это голословное утверждение биографа. Он, может, сам не знает о неновизне – см. в статье об очаровании-разочаровании в США – соединения натуры и хаоса, и потому, видя у Яны такую для себя неожиданность, выводит (совершенно для себя обосновано), что такое возможно породить только будучи в трансе.

Элемент его, может, и в самом деле был в момент его открытия для себя в порядке случайности. Но не из глубин души.

Почему я отказываю Яне в глубине души? – Из-за изображения групповух и т.п. противоестественностей. Может, у меня не хватает воображения. Но вероятнее, думается, другое. Половые извращения – это такая психическая болезнь. А проявления болезни как-то не ассоциируется с глубиной души. С нею ассоциируется страдание незатронутой болезнью части души из-за своей ненормальности.

- Так это-то и есть глубина!

- Но чего у Яны точно нет, так это выражения страдания. Так что остаётся только случайность как причина возникновения такой особенности как соединение пластичности и хаоса.

30.08.2021.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)