Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Доре. Иллюстрация к "Потерянному раю".

Образный смысл.

Это – счастье Свободы. А Свобода – это отблеск лозунга Великой Французской революции.

 

Гюстав Доре.

Я не понимаю, почему Гюстав Доре, иллюстрируя “Потерянный рай” Мильтона, не одел Адама и Еву, как то сделал Сын Божий перед отлётом на небо к Отцу по Мильтону?

 

Так Суд вершил Небесный Судия

И Он же – наш Спаситель, отдалив

Удар смертельный, возвещенный днесь;

И, сжалившись при виде их, нагих,

Открытых воздуху, что должен был

Большие измененья претерпеть,

Не пренебрег от сей поры слугой

Предстать пред ними. Как поздней своим

Он слугам ноги умывал, теперь

Покрыл, подобно нежному отцу,

Их наготу и кожами одел

С животных умерщвленных или с тех,

Кто, словно гады, сбрасывают кожи,

Дабы на молодые заменить.

Не преминув одеть Своих врагов,

Не только внешнюю их наготу

Он кожами прикрыл, но во сто крат

Постыднейшую наготу их душ

Греховных Правды ризами облек

И заслонил от Своего Отца;

Затем, к Нему мгновенно вознесясь…

Гюстав Доре. Иллюстрация к "Потерянному раю". 1865- 1866.

Теперь попробуем понять непонятное.

Мильтон свой “Потерянный рай” написал через 19 лет после Вестфальского мира, положившего конец войнам Реформации с Контрреформацией и переполовинившего Западную Европу. И вдохновлялся Мильтон барочным идеалом соединения несоединимого. Поэтому он нарушил Священное Писание и наказание проштрафившимся Адаму и Еве отдал не Богу-Отцу, а Его Сыну, осуществившему это вожделённое соединение несоединимого. И человек наказан смертью – по велению экстремиста Бога-Отца, и эта смерть отсрочена Сыном Божьим для жизни вне рая (всё-таки охранявшегося как-то от Сатаны) с лишь последующей смертью, а пока – живите, мол, в грехе и старайтесь, сколько можете, избегать греха.

Это была некая гармония.

И она, видно, не устраивала Доре через 200 лет. Может, сказывалось его мелкобуржуазное происхождение. А мелкая буржуазия весь XIX век подымала революции, так как победители в предыдущих революциях (из крупной буржуазии) мелкую обходили при делёжке приза победы. Поэтому, хоть положение мелкой буржуазии непрерывно улучшалось, и революционность Западной Европы падала, но капитализм тогда был достаточно плох для очень многих, чтоб и Доре был чем-то недоволен.

Недовольных в искусстве тогда называли романтиками. Так они были оптимисты и пессимисты. Оптимисты хотели мир улучшить, а пессимисты считали, что это безнадёжно.

Доре, видно, был оптимист. По крайней мере – до франко-прусской войны и Парижской Коммуны. Видно – по отходу от мильтоновского одевания Спасителем Адама и Евы в кожи. Ведь это было со стороны людей актом какого-то всё же приятия нового мира (вне рая), данного Богом. Бунтарство этого не позволяло. Вот Доре от Мильтона и отступил. Его Адаму и Еве предстояло самим изобрести одежду. И вообще много чего предстояло.

Как вы думаете, что есть источник света в мире гравюры Доре? Сын Божий?

Нет. Он, - да, светлый, - достаточно определённо отграничен от окружающего пространства. Если б свет исходил от Него, этого отграничения не было бы. Как бывает размыт диск солнца в тумане или в очень влажной атмосфере, переполненной парами, как это бывает на юге, или кристалликами льда, как это бывает на севере.

Может, светится “инверсионный” след от полёта Спасителя?

Такое могло б быть, если б след постепенно истаивал бы по интенсивности, чем он дальше от Спасителя. Мы же видим иное: перед нами солнце в утреннем тумане, очень сильном. И оно находится на середине куска неба между макушками древесных кущ и Спасителем. Клоки тумана светятся, пусть слабее, и по бокам трассы полёта Спасителя.

Я это к чему? – К тому, что перед Адамом и Евой утро их новой, героической жизни.

Мы, - совершенно в романтическом духе, - неотделяемые от единого главного героя, человечества, видим это прямо волшебное (из-за тумана) утро. Всё – светится! Это восторг, а не отчаяние, какое можно было б ожидать от изгнанных из рая. Это – счастье Свободы.

А Свобода – это отблеск лозунга Великой Французской революции, который жил в сердцах многих и многих через десятилетия после этой революции в качестве мечты о свободе предпринимательства. (И продлилось это в оптимистическом качестве вплоть до перехода капитализма в империализм. Оставались в 1866 году считанные годы.)

Не потому ли Гюстав Доре стал ТАК популярен во всём мире?

30 апреля 2015 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/292.html#292

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)