С. Воложин.

Дмитрук. Никогда мы не будем братьями.

Публицистический смысл.

Изъян смысла заслонён избытком пафоса.

 

Ругаясь, недолго и глупость сморозить.

Очередной срыв. Опять обсуждаю публицистику, в которой по определению нет никакого сознательно скрытого смысла. И рождено стихотворение (на уровне идеала) без участия подсознания, о чём, идеале, должно б озарить, чтоб об этом писать мне. Не о чём просвещать.

Скрыта только дата создания. Но судя по тому, что 7 апреля 2014-го уже исполнена была песня на эти стихи, а в тексте есть про снайперов (19-21 февраля), после чего был победный переворот, то стихи эти мартовские. После восстания Крыма (по принципу: что можно Украине, то нельзя Крыму). Сочинено до ужаса, сотворённого майдановскими победителями в Одессе, Мариуполе и т.д.

 

Никогда мы не будем братьями

ни по родине, ни по матери.

Духа нет у вас быть свободными –

нам не стать с вами даже сводными.

Вы себя окрестили "старшими" –

нам бы младшими, да не вашими.

Вас так много, а, жаль, безликие.

Вы огромные, мы – великие.

А вы жмёте… вы всё маетесь,

своей завистью вы подавитесь.

Воля — слово вам незнакомое,

вы все с детства в цепи закованы.

У вас дома "молчанье – золото",

а у нас жгут коктейли Молотова,

да, у нас в сердце кровь горячая,

что ж вы нам за "родня" незрячая?

А у нас всех глаза бесстрашные,

без оружия мы опасные.

Повзрослели и стали смелыми

все у снайперов под прицелами.

Нас каты на колени ставили –

мы восстали и всё исправили.

И зря прячутся крысы, молятся –

они кровью своей умоются.

Вам шлют новые указания –

а у нас тут огни восстания.

У вас Царь, у нас — Демократия.

Никогда мы не будем братьями.

Или всё же есть тут, о чём просвещать? И потому меня оно тянет? – Не пойму что-то я себя… Но отправлюсь в своё подсознание искать, что же меня бередит.

Мне вспоминается такой случай где-то около 1950 года. В нашем дворе был один мальчишка младше меня и один одногодок. Второй где-то далеко всё ошивался, и я был во дворе главным. Младший и я были, в общем, смирными мальчиками. Но раз чёрт меня дёрнул младшему предложить трюк, увиденный накануне в школе. Он становится раком и между своих ног протягивает мне руки. Если я очень сильно дёрну за руки вверх, он перевернётся в воздухе и может аж стать опять на ноги. Я был мальчик слабосильный. Дёрнул слабо. И малыш воткнулся носом в землю. Обиделся. И даже как-то очень. И сказал, что вырастет и мне отомстит. И – не помню уже сейчас, в каких словах, – связал он оскорбление его доверия ко мне, старшему, с чувствами литовцев (он был литовец, и дело было в Литве) к русским. Да, позвала Литва СССР к себе перед войной, чтоб не достаться немцам, но и не ахти как теперь, после войны, довольна повсеместным присутствием русских как старших.

Я, помнится, извинялся. Но он ещё некоторое время дулся. А говорили мы по-русски.

Даже когда я научился бытовому литовскому, литовцы переходили в общении со мной на русский. Я им интересен был. И интересность моя пропадала от перехода на литовский.

Теперь я хочу вспомнить другого литовца, наоборот, отказавшегося, - хоть уверен был, что будет очень интересно, - отказавшегося читать, что я написал про их национальную гордость – про художника Чюрлёниса. Он знал, что я прокоммунист, и ждал, что я и Чюрлёниса как-то приведу к прокоммунизму. (И был прав. По Луначарскому символизм – потенциально революционная сила. А Чюрлёнис – символист.) Сам он был прокапиталист, так сказать. И говаривал в этой связи: сделай по-нашему, по-литовски – в смысле: добротно. А не, как русский… Тут уместно привести слова Феофана Затворника: "Дело не главное в жизни, главное — настроение сердца".****

20 лет до войны независимого от России капиталистического существования Литвы изрядно отдалили ментально литовцев от россиян. А каждый же народ свой менталитет видит высшим… Россия же всех в своей орбите превращает в русских, точнее – в россиян. И есть напряжение, пока недопревратила ещё: "нам бы младшими, да не вашими".

Вот то же произошло и от 20-летия независимости Украины.

"Еще во время своей службы в Литве Столыпин, неоднократно бывая в соседней Восточной Пруссии и изучая там хуторское хозяйство немецких крестьян, пришел к убеждению, что эта форма крестьянского хозяйства наиболее рациональна и прогрессивна, а крепкий мужик-хуторянин, собственник земли, - наиболее надежная опора социальной стабильности <…> Объединенных в общины насчитывалось 9,5 млн. дворов (77% по отношению ко всем крестьянским дворам России). 2,8 млн. дворов (преимущественно в западных губерниях - в Литве, Белоруссии и на Правобережной Украине) находились на подворном землевладении, закрепленном реформой 1861 г.; указом 9 ноября 1906 г. наделы подворных землевладельцев сразу переходили в личную собственность домохозяев" (http://www.knowed.ru/index.php?name=pages&op=view&id=1222).

Теперь понимаете, почему в ходу было обзывание украинцев куркулями?.. Индивидуалистический менталитет кое-где в царской России закладывался ещё с 1906 года…

Ну и противоположный-то для сложившихся индивидуалистов – какой? Самых плохих слов достоин: "крысы", ""родня" незрячая", "Воля — слово вам незнакомое, вы все с детства в цепи закованы" (в упор не вижу-де крымского восстания), "Духа нет у вас быть свободными", "безликие", которых "жаль".

Или всё же не жаль? Палачи ж, "каты"… В смысле – победительная насильственная коллективизация, приведшая к голоду 30-х годов. Можно и не врать, что это был геноцид (по национальному признаку) – стих-то сочинён на русском языке и адресуется россиянам тоже. Можно автору упирать на ментальное различие, более крупно делящее людей: на людей западной цивилизации и российской (валили ж повсюду майдановцы, в том числе русские, памятники Ленину– коллективисту). И тогда "мы – великие", "без оружия мы опасные" вам, коллективистам. – Чем опасные? – Неким исчезновением нас? Потому что коллективисты "кровью своей умоются" – не есть истребление носителей вредного менталитета, как делали нацисты по отношению к вредным нациям: евреям, караимам и цыганам. А есть вытеснение ("зря прячутся") носителей вредного менталитета с территории Украины. Что и произошло вскоре после сочинения стихотворения: 700 тысяч беженцев в Россию с Донбасса и Луганщины выжили посредством хаотичного обстрела жилых кварталов наполовину осаждаемых городов.

Можно, правда, слово "каты" отнести у`же – к украинским милиционерам, до переворота не пускавшим майдановцев к правительственным зданиям, верным присяге, побившим-таки раз студентов на майдане, то ли по приказу, то ли спровоцированы они были. Милиционеры, да, тоже в большинстве русские жители Украины. Но как-то мелко тогда получается на фоне абсолютов: "Никогда" и соотнесения аж двух менталитетов. Да и спасибо надо сказать за то битьё. Ибо среди общей политики неприменения силы к майдану один раз таки применение дубинок было благом – для расширения протеста против возможного вступления в Таможенный Союз с Россией ("мы восстали и всё исправили").

Лучше – среднее между голодом 30-х и побитием студентов. Лучше – месть за 20 лет инерции совковости, выражавшейся в переполовиненности голосов в стране за крутой либерализм или за некрутой. (Надо ли объяснять, что некрутой – это, например, низкая цена за газ для населения… То есть не вымерзание тех, для кого "Дело не главное в жизни".) Месть – за заразительность этого "Дело не главное". Лучше, чтоб "каты" было русскостью на Украине, да и вообще в мире, а точнее – коллективизмом.

Так что не "жаль" таких, а просто слово с Ж и Л нужно было для красивого повтора в слове "беЗЛикие".

И не того же ли происхождения, как "жаль", слово "жмёте"? Тот же ведь закон стихосложения – повторы: ЖаЛь – ЖМёте… Вряд ли поэтесса ощущала лично те демарши на таможне, что вытворяла Россия, чтоб вразумить дурастую украинскую власть, чем (треть торговли) грозит Украине разрыв с Россией. (Теперь Европейский Союз Украину таки вразумил в том же, и отложили они вступление соглашения между собой в действие на год, пока не урегулирует всё с Россией Украина. Длинный нос майдану и поэтессе Дмитрук.)

Но повтор ЖЛ – ЖМ таки поэтичен.

И того же, боюсь, рода и появление слова "завистью".

Почему боюсь? Потому что аберрация ж. Если Дмитрук обращается к народу, которому украинские люди с западным менталитетом "опасные" за грядущее достижение западного благосостояния на Украине, тогда всё в порядке. Россияне таки украинцам зазавидуют. Не за жизнь белки в колесе, а за заработанные ею золотые орехи. Причём зависть будет неизбывна ("вы подавитесь"), ибо менталитет ("Духа нет… быть свободными", "молчанье – золото", "цепи", "указания", "Царь") не даст стать "братьями" по свободному предпринимательству, и, повторяю, всё в порядке тогда.

Тут не мешает тот факт, что противостояние пока – с украинскими милиционерами, или с возможно проголосующими за ТС депутатами, или с частью народа, если дойдёт до референдума. Они – пятая колонна России на Украине. И виновата Россия за одно своё существование.

Но если ТАКАЯ страсть противостояния, то… Может, дело не только в инакости России? А и в серьёзности дела противостояния? И дело не только в снайперах (и их нужно благодарить: без них не было б переворота; да и знает автор и все знают, что неизвестно, чьи это были снайперы, стрелявшие в обе стороны). Может, дело в "Вы огромные"? Моська тоже лаяла на Слона… Может, огромность неодолима? Как-то с некоторых пор в истории историю делают центы силы. И это подсознание Дмитрук знает. А может, оно, подсознание её, знает и то, что не одними нехорошестями любой центр силы знаменит. И тогда со словом "завистью" брезжит смысловая осечка, может?.. Хоть перебив ритма – строкой выше.

Тогда, может, тут просто изъян смысла заслонён избытком пафоса? И чисто поэтических красот?

В куплете из 90 звуков 14 "в" (частота 0,15 при обычной частоте 0,038). Повторных звукосочетаний "вж – вс – вц – св – зв" (с заменой глухих на звонкие и с переменой очерёдности) смотрите сколько. А есть ещё "тс – ст - сд":

А вы жмёте… вы всё маетесь,

своей завистью вы подавитесь.

Воля — слово вам незнакомое,

вы все с детства в цепи закованы.

А вы жмёте… вы всё маетесь,

своей завистью вы подавитесь.

Воля — слово вам незнакомое,

вы все с детства в цепи закованы.

И слово "завистью" и там, и там участвует.

Она таки поэт, Дмитрук*. Молодец. И, как писал, Пушкин Вяземскому: "А поэзия, прости господи, должна быть глуповата" (http://www.rvb.ru/pushkin/01text/10letters/1815_30/01text/1826/1377_194.htm).

Но. Не в публицистических же стихах?***

В конце хочется вернуться к субъективному. Я ж жил в Одессе первую половину того срока, пока перековывалась ментальность украинцев. Почему я думаю, что не сами они так быстро сварились, а с помощью извне? Как я смею так думать?

У меня было единственное на этот счёт наблюдение в этом русскоязычном, вообще-то, городе. Бесплатное заполнение хранилища научной библиотеки книгами на украинском языке из Канады. Денег на покупку книг было мало. А из России бесплатно книг не давали. Разве что в обмен. А много ль могла напечатать Одесса? – Профукала Россия Украину.

После отъезда из Украины со мной захотел вступить в переписку один молодой украинский писатель. Выяснилось, что работает он в учреждении, спонсируемом откуда-то с Запада, название забыл, естественно. И не запоминал. Что запомнилось – это почему он переписку прекратил. Я ему признался, что по телевизору слушать могу только Тараса Черновола. Он был тогда в Партии Регионов. А за эту партию голосовали русскоязычные, чтоб противостоять украинизации неукраинцев и в надежде на изменение политики страны – на сближение с Россией (за коммунистов не имело смысла голосовать, так как они были непроходные). Моего признания хватило, чтоб мой адресат переписку прекратил. – Честный человек: надо быть верным тому, кто кормит.

27 сентября 2014 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/237.html#237

* - Внешне - неряшливые рифмы, хромающий ритм, нет "легкости" звучания. Корявые стихи. То ли дело – Пушкин.

ВЛАСТИТЕЛЬ СЛАБЫЙ И ЛУКАВЫЙ,

ПЛЕШИВЫЙ ЩЕГОЛЬ, ВРАГ ТРУДА,

НЕЧАЯННО ПРИГРЕТЫЙ СЛАВОЙ,

НАД НАМИ ВЛАСТВОВАЛ ТОГДА.

ЕГО МЫ ОЧЕНЬ СМИРНЫМ ЗНАЛИ,

КОГДА НЕ НАШИ ПОВАРА

ОРЛА ДВУГЛАВОГО ЩИПАЛИ

У БОНАПАРТОВА КОСТРА.

- Без примеров плюс без истории рифмы, истории ритма, истории лёгкости звучания – упрёк для меня голословен.

Я читал, что Пушкина очень клевали за обилие глагольных рифм. Вон, даже и тут есть: ЗНАЛИ – ЩИПАЛИ.

А в другом месте читал, что он считал обязанностью нравиться всем. То есть, понимай, и – неизысканным. Отсюда и глагольные рифмы…

Мой первый экземпляр в коллекции образности (собирал я такую) такой:

ЗАЧЕМ Артикуляционная затрудненность стиха: на 10 согласных 3 гласных.

ПРИМЕР Во свет рабства тьму претвори

ГДЕ Радищев. Вольность

ОТВЕТ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТОГО, ЧТО ОБРАЗУЕТ ЕДИНСТВО ПРОИЗВЕДЕНИЯ Идея революции, ее трудности, суровости.

А ну, посмотрим, как с подобным у Дмитрук. 53 согласных на 92 звука первой строфы (58%). А как в приведённом стихе Пушкина? – 92 согласных на 165 звуков (56%). В русском языке частота согласных 55%.

Неужели мой оппонент чует разницу в 2%?

А ну посмотрим на остальные куплеты Дмитрук: 49 из 88 (56%), 49 из 89 (55%), 52 из 94 (55%). Хватит?

4 согласных у Радищева раз вместе сошлись, и он это не отбросил. 4 раза сошлись рядом по две согласных. Что у Пушкина? – 2 согласных сошлись 11 раз, 3 согласных – 3 раза. А у Дмитрук в первом куплете? – 2 согласных сошлись 7 раз, 3 – 2 раза. Во втором – 2 согласных сошлись 10 раз, 3 – 2 раза.

Не вычисляю отличия Дмитрук от Пушкина по ""легкости" звучания". – Может, из-за того, что оба политически злы?

Читаю: "В лирических стихотворениях поэты обычно избегают скопления труднопроизносимых согласных, "некрасивых" созвучий. Но в особых случаях труднопроизносимые стечения согласных могут выполнять в стихотворной речи изобразительные функции (Бразды пушистые взрывая, летит кибитка удалая)" (http://referat.yabotanik.ru/ritorika/blagozvuchie-rechi/86941/81809/page5.html).

Бр, зд, ст, взр изображают сопротивление и преодоление снега. Не то же ли у Дмитрук: гд, бр (никогда, братьями), ть, св (быть свободными, стать с вами)?

Или: "В иных случаях неприятные сочетния отражают эмоциональную оценку поэтом изображаемых картин. Например, в строке: Быть может, за стеной Кавказа укроюсь от твоих пашей, от их всевидящего глаза, от их всеслышащих ушей, - употребление причастий, скопление шипящих (отнюдь не в целях звукоподражания) подчёркивает отрицательное отношение поэта к названным явлениям российской действительности" (Там же).

Как у Дмитрук с шипящими? - Вы себя окрестили "старшими" – нам бы младшими, да не вашими. – Тут у неё с шипящими хорошо. Не сойдёт ли за успех и применение свистящих? - Воля — слово вам незнакомое, вы все с детства в цепи закованы. – Освистывающих…

Теперь "неряшливые рифмы". Братьями – матери, маетесь – подавитесь, незнакомое – закованы, золото – Молотова, бесстрашные – опасные, молятся – умоются, Демократия – братьями. – Таки много.

Но вот отпор:

"Рэперы начали использовать неточные рифмы, дающие им больше свободы для самовыражения" (http://newflow.ucoz.ru/publ/2-1-0-7).

А ведь что за противостояние у Дмитрук? – Свобода – Порядок. – И как ей выразить, что она – за Свободу?

Так что и тут её можно похвалить за поэтичность.

Что ещё? – "Хромающий ритм".

Это просто пауза в середине строки.

Обозначу её ▬ (длинной жирной чёрточкой).

Никогда мы не будем братьями

ни по родине, ни по матери.

Духа нет у вас быть свободными –

нам не стать с вами даже сводными.

В предпоследней строке пауза аж обозначена:

У вас Царь, у нас — Демократия.

Эта пауза – более или менее настойчивый образ абсолютного раздела между менталитетами. Я подозреваю, что предпоследняя строка родилась у Дмитрук первой и задала ритм всему стихотворению**.

И эта же строка (со словом "Демократия" с большой буквы) свидетельствует об инфантильности Дмитрук (совпадающей с инфантильностью какой-то нынешнего большинства народа Украины).

Она подпала под влияние пропаганды, главным образом, США, после крушения СССР применяющим флаг "демократия" для приведение в подчинение однополярному миру непослушных и колеблющихся с помощью оранжевых революций. Никакую послушную монархию, например, Саудовскую Аравию, Бахрейн или Катар США не демократизируют. А результат их демократизации зачастую доказывает (Югославия, Ирак, Ливия, Сирия, Украина с февраля по сентябрь 2014), что сложносоставным странам необходим для порядка авторитаризм, без которого – гражданская война и распад страны.

29.09.2014

** - Нет! Анастасия Дмитрук сплагиатила с январского стихотворения у Ларисы Ясенович - http://tvernews.ru/news/177845/ .

- В информационную войну не ввергаюсь: не разберусь. Хотя слова: "Это мы, а не вы – великие", - выдаёт вторичность Ясенович.

29.09.2014

*** - А почему вы по этой… как в лужу: "мы - великие" не прошлись? Дождаться б сперва, чтоб другие их великими назвали…

- Я боялся вскочить на своего любимого конька: самоуправление как мирная дорога в коммунизм.

Майдан – это ж таки самоуправление. А коммунизм – то, что своим принципом "каждому – по разумным потребностям", спасёт человечество от смерти из неограниченного материального прогресса, за что капитализм с его законом максимальной прибыли. Ну а украинцы в прошлом – это, в первую очередь, запорожские казаки, вольница. И всё у Дмитрук, казалось бы, по сути, сходится. Это великое свойство, сохранившееся от первичного коммунизма человечества и спасущее теперь человечество.

Казалось бы, Дмитрук права. Но она села в лужу не только вопиющей для взрослого наивностью (все своих молчаливо лучшими считают относительно чужих).

Свойство-то оказалось использованным не для нужд снизу сорганизовавшихся. И всегда так было. Поляки использовали запорожцев для заслона от крымских татар. Большевики использовали Махно для победы над Врангелем.

Себе (и всем) польза в самоуправлении на пути эволюции, а не революции. И – Дмитрук ещё и так села в лужу. Она, бедная, не знает про приблизившуюся глобальную экологическую катастрофу, уничтожащую человечество за его прокапитализм и либерализм, к которому так рванулась охмурённая западным потребительством Украина.

30.09.2014

****- Это ж усечённая цитата.

- Признаю. Я этого не знал. Но она, именно усечённая и неопределённая, до чрезвычайности верна для обозначения российского (русского уж точно) менталитета.

9.07.2016

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)