Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Чайковский. Вступление ко Второй симфонии

Бакст. Эскиз костюма к балету “Карнавал”.

Художественный смысл

Пассивное (буддизм) и активное ницшеанство.

 

Отчёт о чтении книги о Дягилеве.

Шестое продолжение

Теперь Дягилев перекинулся на организацию для французов концертов симфонической музыки.

"Из Чайковского [а он же для меня ницшеанец] в программу включили не самую удачную Вторую симфонию (возможно, этот выбор объяснялся тем, что якобы в ней ярко проявился национальный характер)…” (с. 194).

Я не уверен, слушал ли я её. Вот и стал слушать. И, - не знаю, как это можно связать с ницшеанством, скорее – с буддизмом, этим пассивным видом ницшеанства, - меня впечатлили медленные части. Это какой-то контраст Германии, какою я её представляю по описаниям влюблённых в неё немцев. У них это лучшая по красоте и уюту земля на планете. Из-за невысоких гор рядом с долинами. Из-за бесчисленных средневековых замков. Из-за буйного разнообразия. – А у Чайковского я представил – словами Ленина – ужас деревенской жизни. Но не как ужас, а как блаженную спокойную основу всего-всего.

Мелодии нет. Запомнить ничего не могу. А – балдею. От шири и монотонности.

Это, думаю, из-за ландшафта, какой, я представляю, виделся в 19-м столетии Чайковскому из кареты в долгом пути откуда-то куда-то. Сколько ни едь – одно и то же. Плоский или могуче холмистый (и потому ровный) горизонт. И пустота. Как “Владимирка” у Левитана. Так там-то ницшеанство ого как чуется – “приятие остановившегося времени” (см. тут). – Потом я нашёл подтверждение:

"Чайковский создал образ большой впечатляющей силы. Тема вступления обладает глубиной и богатством интонационного развития, в ней ощущается широта, рожденная просторами родной земли” (http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/106de272-e3b5-ba12-f4d4-c1c1c37ab236/Chaikovskii.%20Simfonia%202-Opisanie.htm).

*

Больше у меня не получается – что и следовало ожидать – находить вкус Дягилева похожим на мой, ценящий наличие подсознательного идеала автора.

Постановка в Париже “Бориса Годунова” это подтверждает.

"Конечный итог не имел ничего общего с историческим изображением средневековой Руси, за которое выдавали данный спектакль. Он представлял собой большое многонациональное надысторическое лоскутное одеяло, скроенное из самой разнообразной экзотики, которой была столь богата Россйская империя” (С. 207).

Даже национальную исключительность, близкую к ницшеанству за какую-то вечность и неизменность менталитета, нельзя привлечь.

А вот народный менталитет наибольшей важности “настроения сердца” (по укороченному выражению Феофана Затворника) – и мало ли, что сердцу захочется (не то, что рационалистам французам) – мог бы быть привлечён для подсознательного выражения в опере “Борис Годунов”. Но…

*

И, наконец, повествование Схейена подошло к знаменитым балетам. – Что тут поддаётся моей тенденциозности? Эскизы Бакста костюмов к балетам. В них живое, лица, не имеет значения, и они мертвы, а мёртвое, костюмы, выполнены очень даже живыми. Что, по Александрову, является ницшеанством для которого превыше всего "свобода, воли человека, отталкивающая любые формы общественного диктата” (http://alexnn.trinitas.pro/files/2011/12/Stil-modern-ar-nuvo-4.pdf). Ну а я занудно добавляю, что столкновение странно мёртвого со странно живым даёт катарсис с содержанием: метафизическое иномирие.

Бакст. Эскиз костюма к балету “Карнавал”. 1910.

Мне интересно в этом ничего не говорящем сердцу повороте мысли только тот фокус, что и это вот удалось пристроить к модерну и выражаемому им ницшеанству. Ну и к проявлению подсознательного идеала, чего мне к Баксту никогда не удавалось привязать.

А вот это мне не понятно:

"Антинатуралистический характер балетного искусства, объединявшего формальное и чувственное начало, превращая его в идеальное средство пропаганды их [мирискусников] художественного мировоззрения”, “не навязывая… слов, всегда сковывающих мысль, сводящих её [мысль?] с неба на землю” (С. 211).

Не понятно, как это связывается с ницшеанством.

Когда я юношей впервые в жизни увидел балет (это была “Спящая красавица” Чаковского), я был потрясён обратным – что всё без слов так же понятно, словно были слова.

Разве что последующие слова Бенуа что-то скажут:

"В балете заключена та литургичность, о которой мы стали усиленно мечтать за последнее время” (С. 211).

Им, как христианам, воспаряющим от вещного поглощения причастия (съедания тела и выпивания крови Христовой), нужно что-то похожее для улёта в метафизическое иномирие? Или всего лишь во вседозволенность?..

20 сентября 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/otchet-o-chtenii-knigi-o-diagileve-shestoe-prodoljenie-5f67191b725dfb4524a037ce

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)