Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Дали. Невольничий рынок с явлением незримого бюста Вольтера.
Художественный смысл.

По глубокой своей сути идеал Дали достижим, низок и близок. Потому и гладкопись любил. И он скорее приспособленец, чем борец.

Наконец, Дали! Что-то, кажется, понял.

Или подействовало его “умение … быть смутно, но понятным даже тогда, когда он пишет (или изрекает) какую-то несусветную тарабарщину(http://staratel.com/news/main1.htm)?

Вы посмотрите на эти репродукции. Издали – голова Вольтера, вблизи – две монашки и еще кто-то под аркой.

 

 

Я их скопировал из текста, в котором математик иллюстрировал рациональность некоего нахальства при аппроксимации. Приблизьтесь, мол, еще ближе к полотну – вы вообще ничего внятного не увидите. То же – если удалитесь. В смысле – не надо стараться с вариантами приближения к истине, годится минимально число проб.

Математик, видно, усвоил главное в пафосе творчества Дали – эпатажность.

А нельзя ли назвать это активным эгоизмом сверхчеловека? Только такого сверхчеловека,- если поверить молве о его бытовой беспомощности,- который ничего, кроме рисования, не умеет делать. Ведь наверное ж, Дали нуждался в идеале, раз он чувствовал себя исключительным. Ну так ницшеанский идеал, по логике, должен был ему подойти. Вон, и Гитлером он восхищался.

“Вы, людишки!- как бы возглашает (можно так подумать) Дали.- Вы привыкли смотреть на нечто глазами и это нечто узнавать умом. Так вот – сядьте в лужу. Я вам демонстрирую невольничий рынок, а это в то же время – явление незримого бюста Вольтера”.

Однако тогда выходит, что рисовать-то Дали умеет, но произведение у него есть иллюстрация словесно сформулированной мысли. Картина-то называется “Невольничий рынок с явлением незримого бюста Вольтера”. Или “Появление бюста Вольтера на невольничьем рынке”.

Впрочем, мысль ли это? Скорее претензия.

И главная беда, получается, – иллюстративность.

Вот и всем известный антиклерикализм Вольтера в неживописного свойства порядке осмеивается Сальвадором Дали изображением вольтеровых глаз в виде монашек. И непреходящесть вклада Вольтера в, так сказать, джентльменский набор западных ценностей - принцип прогрессивной эволюции человечества – опять же осмеивается пустотой под аркой, которая изображает вольтеровский лоб (в полном соответствии его декларации в книге “Тайная жизнь Сальвадора Дали, рассказанная им самим”, что он - против прогресса и за постоянство).

Все это явно сперва родилось в голове парадоксалиста как четкий замысел, а потом исполнено рукой. Подсознание тут не участвовало.

И не зря, получается, “в мире художественной интеллигенции репутация Сальвадора Дали всегда была невысокой(http://staratel.com/pictures/dali/mix5/main.htm).

Но почему “всегда”?

Посмотрите на это:

http://staratel.com/pictures/dali/mix2/pic32.htm

Процитирую мою переписку по поводу этой вещи:

- Что ты можешь сказать об этой репродукции?

- Она мне напоминает одну картину Марке, которую я очень люблю - вид ветреного моря из окна. А здесь – ветер с моря развевает волосы и одежду крепкой спортивной девушки в спортивных туфлях. Комната пуста – чтобы дать дорогу этому ветру. В общем, какое-то счастливое ожидание от ветра с моря. Какая-то резкость форм (не знаю, как это выразить) тоже работает на это ощущение.

- Ну а вот смотри, что пишут:

Полотно пропитано духом нереальности сна, хотя написано в дотошном реалистическом стиле. В нем присутствует аура пустоты и одновременно чего-то невидимого, что притаилось за пространством картины. Кроме того, картина создает ощущение тишины. Если бы это была работа импрессионистов, зритель чувствовал бы ее атмосферу: слышал бы море или шептание бриза, но здесь кажется, что вся жизнь замерла. Фигура Анны-Марии изолирована, она находится в другом мире, и ее широкий зад, часть женского тела, которым Дали был одержим, лишен чувственности…”

И откуда ты взял ветер с моря?

Одна косма волос действительно отделилась. Но почему не думать, что она просто висит.

Если б был ветер, наверно, шевелились бы занавесы. А ведь ни-ни.

Я, к сожалению, сперва прочел процитированные слова, а потом поискал эту вещь.

И сразу поверил написанному. И аж обалдел. По сравнению с надуманными, какими-то искусственными картинами, каких я у Дали насмотрелся, эта была совершенно искренняя. Пейзаж души. А на душе какая-то непонятная смута, как смутна погода изображенная. И ведь это ж Испания! Где безоблачное синее небо? Наверно, зима. Как у нас тут сейчас. Бывает и сплошная муть на небе.

И потом, сказано, что это он свою сестру нарисовал…

Конечно, масса информации, которой у тебя не было: 1) придурок Дали, 2) сестра, 3) Испания, 4) одержимость Дали женскими задами.

Я даже вспомнил “Над вечным покоем” Левитана.

Мне кажется, что что-то мертвое в картине. Пустота и темнота в комнате, пустыня моря (хоть и парус в центре вдали, так это уединенность), пустыня на противоположном берегу залива (а ведь там вообще-то есть дома – видно в отражении в стекле). И, по-моему, что-то с перспективой там, где ноги. Они показаны в перспективном укорочении, какое бывает при виде сверху вниз. Не находишь ли? Верхняя часть туловища кажется непропорционально больше нижней. И точка зрения нависает над ее спиной, потому удлиненной. То есть девушка показана наклонившейся. Более того – выставившей зад, если учесть, что левая нога носком наступает на стену. А?

Так женщину, вообще говоря, не изображают… А если и изображать так, то с целью таки обратить внимание на ее зад. А ведь действительно никакой чувственности нет в картине.

То есть можно и не знать, что это сестра художника, к которой он уже по одному родству не питает чувственных переживаний. А?

То есть мысли где-то вдалеке. Если это мысли.

Вот для того, чтоб усомниться в последнем, нужно-таки знать, что это Дали, которого все знают как дико претенциозного и амбициозного типа. А тут ничего такого нет. Так думается, что тут и не мысли, а что-то смутное, подстать погоде.

Серенькая погода – она всюду серенькая. А? Можно и не знать, что тут Испания…

Во всех вариантах зритель чувствует нечто невыразимое. Словами невыразимое. Из-за чего и нужно быть художником.

Так что если и в его оппозиции: “ПРОТИВ скептического Времени – ЗА мягкие часы” сознательно выражено вот такое подсознательное: “Интуитивно ощущая, что в меняющемся мире постоянство из добродетели стало обузой, мы приветствуем все, что дестабилизирует…(Александр Генис. Билет в Китай. С.-Пб., 2001. С. 184)?

Неустойчиво наше восприятие: то невольничий рынок, то явление Вольтера… - Будь мобильным! И если наступила мода на шокирующих серую публику авангардистов, то беги впереди паровоза. Переплюнь их. И гоняющиеся за модой американцы тебя озолотят.

Но главное, конечно, что ты всех переплюнул…

Не ницшеанство у Сальвадора Дали. Он бы не прожил такую долгую жизнь, если б по глубокому поводу противопоставлял себя всем (это трудно душе и телу). По глубокой своей сути идеал Дали достижим, низок и близок. Потому и гладкопись любил. И он скорее приспособленец, чем борец.

18 ноября 2004 г.

Натания. Израиль.

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)