Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Булдаков, Рябова. Attentionwhores.

Художественный смысл.

Ницшеанство.

 

Страдания с современным искусством.

Они начинаются с того, что не удаётся найти в интернете произведение представителя современного искусства, место, где была б репродукция произведения, название, год создания. – Дикость, но это так. Я спросил в Яндексе: “Алекс Булдаков”, - выписав это имя из перечня передаваемого (и принимаемого, надо понимать) в дар Третьяковской галерее. И шиш. Сайт за сайтом из предложенного Яндексом перечня не дают мне искомого. Сайт за сайтом!

После многих минут мучений я набрёл на такое: видеоинсталляция “Attentionwhores” (работа Алексея Булдакова и Анастасии Рябовой), 2011.

Гуглоперевод слово Attentionwhores не одолел. Разделив его пополам: Attention whores, - я получил такое – “Внимание шлюхи”.

В описании этого произведения перевод предлагается такой (в частности):

"Attentionwhores — это множества конкурентов за наше внимание. Каждый элемент в огромной мусорной куче стремится к тому, чтобы стать — хотя бы на короткое время — самым важным элементом. Каждое случайное движение стремится стать закономерным. Каждое событие должно быть осмыслено. Множества ничтожеств, вытесненные на периферию внимания, гниющие за гранью актуальной проблематики, нуждаются в помощи художников, чтобы реализовать свой потенциал. Тождественно ли отсутствие права голоса нехватке внимания? Незначительные предметы, запечатленные на видеозарисовках, представленных на выставке Attentionwhores, неожиданно одарены правом голоса” (http://artguide.com/events/2742-alieks-buldakov-anastasiia-riabova-attentionwhores-2905).

По ассоциации приходит в голову современный либерализм (право меньшинств – преимущественное перед правом большинств).

Видеоинстялляция - http://www.xlgallery.ru/past.exhibitions?vid=29&theme=works&id=240 - представляет собой чуть не набор фотографий. От него она отличается тем, что каждый объект дан во времени, пусть и очень кратко длящемся. Между ними – паузы с чёрным экраном и полным беззвучием.

Первый объект.

С душераздирающей стремительностью нарастания звука, сквозь летящую слева направо перед объективом чащу голых, облетевших веток происходит остановка внимания на повисшем на ветвях платке, следе какой-то разыгравшейся тут драмы.

И таких, оборванных, кусков в видеоинсталляции много. Они абсолютно ничем не связаны содержательно.

Собственно, чем это отличается от любого более длительного, значимого и понятного эпизода? – Перед лицом Огромности и Безразличия Времени – ничем.

Вот на днях умер мой двоюродный брат. Математик. Ставший почётным профессором в США. Открыл много чего-то там в прикладной математике. Его открытия неизменно публиковали специальные издания по мере того, как он открытия делал.

Ну и что?

Во-первых, для нескольких миллиардов людей это ну и что? Математика хоть и прикладная, но я что-то не слышал от него, чтоб его открытия уже нашли практическое применение. А и нашли б? Какая разница, какая особь когда-то тысячи лет назад изобрела колесо? Для этой неведомой особи, какая разница. И для всех людей – тоже.

Или, скажем, Гомера из миллиардов людей миллионы это имя знают, а какие-то тысячи даже и читали на древнегреческом языке, и каким-то единицам было озарение, что он такого открыл для людей, Гомер, и почему – в последнем итоге – его за 4000 лет люди ещё не забыли. – Ну так забудут через 40.000 лет. – Какая тогда разница, жил он или нет?!. Не он, так другой дошёл бы до того же, что оно. Ка-ка-я раз-ница?

Раз всё – проходит!

Это типичное проявление ницшеанского типа идеала ультраразочарованного автора в Этом мире, от такого разочарования подсознательно хотящего оказаться в принципиально недостижимом метафизическом иномирии, где нет этой ужасной изменчивости всего. Радость тут только в одном с этой принципиальной недостижительностью – творческая радость умения как-то всё же выразить своё немыслимое устремление.

Анекдот ситуации заключается в том, что то, что вы, читатель, только что прочли, не находилось в сознании Булдакова и Рябовой, а находилось только в их подсознании. И они как попки, как тысячи до них таких же безнадёжно во Всём разочарованных, получают наслаждение и успокоение самовыразившись достаточно непонятным – но кое-кому всё же понятным – образом.

Грустно, что правота такого вывода будет подтверждена только через годы и годы, когда люди смогут по сканам состояния мозга отличать подсознательное переживание идеала от сознательного и даже различать содержание типа идеала. (Я имею в виду, что типов очень мало.)

Если будет найден способ передавать переживания от мозга к мозгу (как с эмопантографом в пелевинском романе “Тайные виды на гору Фудзи”), то я и не знаю, нужно ли будет существование произведений искусства в созданном виде.

Но то дела далёкого будущего.

А пока хотелось бы, чтоб искусствоведы не убегали всякими способами от глубоких толкований произведений современного искусства.

15 ноября 2019 г.

Натания. Израиль.

Впервые без картинок опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/ruzhizn/stradaniia-s-sovremennym-iskusstvom-5dd07ae59f1ed62dfcea5503

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)