Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин

Брущенко.

Художественный смысл.

Придал серость данному своему тексту - посмеялся над позитивом.

Еще о Брущенко

"Слух современников, воспитанный на Пушкине и Лермонтове, был оскорблен Некрасовым", - написал Тынянов, имея в виду прозаизмы в (о ужас!) лирике. Брущенко противоположным образом в рассказе "С вишенкой" посмеялся над своими читателями, знающими и почитающими (или наоборот) его как формалиста.

Что хочет формализм? – "сделать ощутимым построение языка" (Шкловский).

Серые антиформалисты-реалисты строят свой язык как неощутимый.

В рассказе "С вишенкой" (http://www.pereplet.ru/text/brushenko09nov06.html) Брущенко тоже попробовал так поступить:

"Сережа любил бабушку и часто вспоминал ее. Вспоминал, как ему было дурно от переедания, как бабушка, перепугавшись зеленоватого оттенка лица внука и обилия рвотных результатов на ковре, рванув к телефону, нервно вбежала в дверной косяк, прыснув в стороны осколками линз очков. Бабушка почти взревела отчаянием, а Сережа подумал, что "бабушка лишена глаз где-то в той же степени, что он - рук"".

Однако бунтарская натура автора с трудом поддавалась притворству. Зеленоватый оттенок лица, рвотный результат, вбегание в дверной косяк, прыскание бабушки осколками – это все же достаточно неожиданно. И так всюду.

Но.

(Я не поленился и посмотрел объемы рассказов Брущенко.

"Нога толчковая" - 69632 килобайт.

"С вишенкой" - 69120.

"В защиту собак" - 38400.

"Зона отчуждения" - 37088.

"Лишний вес" - 30208.

"Болезни молодости" - 30208.

"Запретный плод" - 25600.

"Мальчик, запутавшийся в соплях" - 25088.

Только "Нога толчковая" больше, чем "С вишенкой".)

Я ведь что? - предположил, что ТАК насыщать текст неожиданностями (и не утомлять читателя), как это делает Брущенко, можно только в очень маленьких вещах. "Нога.." из этого "очень" выпала. Да и не всё я читал ранее. В том числе и "Ногу..". Пришлось срочно ее прочесть. - Вижу, и в ТАКОМ объеме напряжение огромное.

Так хоть я все еще не все прочел, смею утвердиться в мысли, что "С вишенкой" - вещь разбавленная. Нарочито.

Нарочитость той же направленности я вижу и в подделках под нехудожественные тексты: милицейский протокол, биографию, жизнеописание. Неудавшиеся подделки. Ибо неординарность автора прорывается.

Но он ее давит.

Привыкнув к сметанной густоте других рассказов, я подумал было, что Брущенко стал скисать. Да одумался.

Он же почти "в лоб" вывел становящуюся уже пошлой мораль староверов, дескать, потерянное поколение породила реставрация капитализма. Угораздило Сережу родиться у матери пьяницы (оттого, видно, и уродство руки и загадочная предсмертная мамина фраза насчет налейте). На роду написано несчастье - вот оно, пожалуйста, и настигает. Мало, что случайно. За случайностью чуется, мол, закономерность. Социологизм-де (в пику историцизму, т.е. что историю делает случай). Хаос, мол, порождает порядок. За здравие, мол, написана вещь (пусть и с плохим концом).

А есть понятие "минус-прием".

Если я прав, что автор сознательно придал серость данному своему тексту, то на фоне его ярких вещей надо счесть, что он посмеялся над неким позитивом, что на поверхности. Тогда Брущенко нигилист (что, в общем, соответствует и его предыдущим рассказам).

Мыслимо ли за это отрицать высокую меру художественности его сочинений? Высокую?!

Мыслимо. Но несправедливо. Ибо искусство это все-таки НЕ нравственность.

16 ноября 2006 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/16.html#16

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)