С. Воложин.

Славное море, священный Байкал.

Прикладной смысл.

Это произведение прикладного искусства, оно призвано усиливать чувство воли.

 

 

В память о Наташе.

Нет. Мы не зря сошлись. Я был свой. Чем-то. Чем-то лучшим во мне, чему я изменил.

Хм. А не изменил бы, поехал в Новосибирск после института (а звали) – не встретился бы у Чёрного моря с нею … Мечтавшей о Сибири.

Но она хоть в ней побывала. А я только рисовал по воображению. И купил альбом рисунков Байкала.

И любил петь “Славное море, священный Байкал!”.

Она, запрещавшая мне петь в квартире, наверно, знала, что я люблю протяжные песни.

(Хм. Почему она не хотела, чтоб я пел?..)

И сама попросила, чтоб я спел “Славное море…” на плёнку… с нею. Для завещания своей души своей дочери…

И вот уже восемь лет, как её нет.

И я в память о ней пою “Славное море…” и меня душат слёзы.

О чём она думала, когда я пел с нею “Славное море…”? Вспоминала его… апогей их студенческого романа… на Байкале? – Она прощалась с лучшим, что было в её жизни: с Сибирью, Кодаром, Чарой, с Байкалом, с ним и со мною, раз я был использован для записи завещания лучшему, что она произвела - дочери.

Слушать.

Нет. Омский хор лучше:

http://video.mail.ru/mail/t_designer/585/3074.html

И – мимо: то завещание. Мимо.

Взять хоть это “Славное море…”. Оно рождено просветителем Давыдовым чуть не от разговора с Кюхельбекером о Пушкине, о России при начинавшемся ветре по имени баргузин, а современный вариант кончается словами: “Слышатся грома раскаты”, - имея в виду приближающуюся революцию, в которой беглец примет участие.

Наташа хотела бежать в Сибирь от Лжи, расплодившейся от переродившихся потомков тех революционных беглецов из Сибири в Центр. Я не понял её, не поддержал.

Так что могло дать её дочери, моей дочери, дочери мещанина, если по бытовому счёту, столь иносказательное завещание, как, в частности, наше “Славное море…”? Пусть оно и было на записи в окружении бардовских песен… - Только то, что теперь она не переносит, если я у неё в доме вдруг запою какую-нибудь свою любимую протяжную песню. – Чу-у-ует пра-а-авду… достигшая личного счастья… Мол.

А как счастливо поют омичи!.. такую суровую песню. Как здорово, что так ревут аккордеоны! Как хорошо, что певцы поют во весь голос – свобода же! удрал с каторги герой и един с народом. – Только в гуще, вместе с народом можно быть счастливым. И потому особенно хороша эта песня, когда исполняется хором.

Наташа мне писала: “А знаешь, какое у меня мерило – пожить в деревне и чтобы люди (в нашем интеллигентском обиходе они называются "простые люди") приняли тебя как своего”.

Смешно: герой песни бежит из Сибири – для революции, а Наташа мечтала со мню бежать в Сибирь…

Ну да. Нравственную контрреволюцию надо пережидать в глуши. Я хвастаюсь, что за годы и годы до развала СССР говорил, что мы же лопнем от несостоятельности в рационализме, и мы и лопнули от несостоятельности в рационализме. Но ещё белее правы те, кто говорит, что мы лопнули от безнравственности (а это совсем не рационализм). Так Наташа ещё более меня права была, стремясь убежать.

Недостижительность – таким мне вырисовался российский менталитет, за триста лет так и не размытый западниками. И где как не в Сибири его полюс (как в Сибири и полюс холода). Сибирью прирастать могущество России будет… Не материальное, а моральное. Когда люди, наконец, признают, что прогресс с его перенаселением и перепотреблением – смертельны.

И всё это – несгибаемость. Как несгибаемая вера в сверхбудущее, так сказать, была самым сокровенным стержнем Наташи. “…все меня считают девушкой со стержнем”, - писала она. – Все были правы.

“Славное море…” тоже – гимн несгибаемости.

Это, конечно, произведение прикладного искусства, оно призвано усиливать чувство, чувство воли (той, что переводят на иностранные языки как свобода). И в нём нет ничего скрытого и требующего моего объяснения. И не место бы ему на моём сайте. Но. Наташа… Сайт посвящён же ей.

Она сильна, а я слаб.

Зато есть смысл отшить от этого, волевого, “Славного моря…” исполнение Гребенщикова:

http://www.audiopoisk.com/track/boris-greben6ikov/mp3/slavnoe-more-sva6ennii-baikal/

Этот шепот, это блеяние и вибрато сопровождения каких-то совсем не русских народных инструментов и голоса… этого любителя нирваны. – Нечто прямо противоположное воле и несгибаемости. – Протестую!*

24 июня 2011 г.

Натания. Израиль.

*- И правильно сделал. Не наш человек. Недаром пробуддизм – это супериндивидуализм, который пройдёт мимо любого чужого страдания. В том числе и на Донбассе в “перемирие” обстреливаемое Украиной. – 3 августа 2015 года я услышал в новостях, что Гребенщиков поехал на Украину, в которой совершился нацистскими силами государственный переворот, выразить Украине свою симпатию.

3.09. 2015

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)