Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Чайковский. Апухтин. День ли царит…

Художественный смысл.

Категорически не устраивала сама Эта жизнь, раз в ней в принципе есть смерть.

 

Напропалую…

Почему Апухтин – не второй Пушкин?

 

День ли царит, тишина ли ночная,

В снах ли тревожных, в житейской борьбе,

Всюду со мной, мою жизнь наполняя,

Дума все та же, одна, роковая,

- Все о тебе!

С нею не страшен мне призрак былого,

Сердце воспрянуло, снова любя...

Вера, мечты, вдохновенное слово,

Все, что в душе дорогого, святого,

- Все от тебя!

Будут ли дни мои ясны, унылы,

Скоро ли сгину я, жизнь загубя,

- Знаю одно: что до самой могилы

Помыслы, чувства, и песни, и силы

- Все для тебя!

<1880>

Если стихотворение не очень впечатляет, послушайте, как его поют под музыку Чайковского (тут). – Обалдеть! Лавина счастья! Вдруг! Было тихо и – вдруг!..

Гимн секунде. Под журчание весенних ручьёв.

Сколько дней ТАК журчат ручьи весной? – Вот столько и длится эта (у Чайковского) бурная любовь.

А не, как у Апухтина: "до самой могилы”, “Дума все та же, одна, роковая”… Повторяемость какая-то нудная. Житейская борьба, жизнь тоже ассоциируется с чем-то длительным. "Снова” - тоже.

Чайковским от Апухтина из временно`го взято только: "С нею не страшен мне призрак былого”. То, что соответствует забывчивости ребёнка из триады, что в “Так сказал Заратустра” Ницше. Есть только СЕЙЧАС. Пик любви.

Так я воспринимаю музыку Чайковского в этом романсе. Признаюсь, зная для себя, что Чайковский – ницшеанец.

В книге Познанского “Чайковский” об Апухтине написано в главе “Особенные дружбы”. И есть там слова о любви между соучениками: язвительным Апухтиным и покладистым и симпатичным Чайковским (который в училище вообще был всеобщим баловнем): "Обожание идеализированного сверстника — распространенное явление в подростковой психике… Со стороны же Чайковского, вероятно, имело место переживание другого рода — не столько физическое притяжение, сколько интеллектуальная загипнотизированность” (http://www.e-reading.mobi/bookreader.php/1023274/Poznanskiy_-_Chaykovskiy.html#n_1).

Но Чайковский в искренности своего творчества не убоялся исключительности, то Апухтин – видим – явно не потянул на принципиальность.

А быть и нашим и вашим (и индивидуалистом и прообщественным)… – Потому и не второй Пушкин. Тот себе не изменял, сколько ни менялся.

Нет.

Всё-таки не понятно. С какой стати Чайковский написал музыку счастья любви на слова о наваждении любви.

Почему у Апухтина дни тревожны, жизнь – борьба, дума – роковая, а у Чайковского – брызги сиюсекундного счастья? В словах былое – страшное, безлюбовное, а в музыке – ничего негативного? Стихи – о спектре дней от ясных до унылых, смерть – близка, а…

Ужас. Я вот что читаю о Чайковском всё в той же книге:

"…несмотря на внешне развязное поведение, внутри он оставался тем же впечатлительным и пугливым подростком. Ипполит Ильич к странностям брата относил, по его своеобразному выражению, “трусливость к непрочности нашего организма”: “…стоило кому-нибудь указательные пальцы приставить к вискам, делая вид, что их надавливают, ему казалось, что человек этот если не умрет, то упадет в обморок, он от ужаса краснел и закрывал глаза”.

Ларош отмечал: “Здоровьем он пользовался отличным, но необычайно боялся смерти, боялся даже всего, что только намекает на смерть; при нем нельзя было употреблять слова: гроб, могила, похороны и т. п., одно из величайших его огорчений в Москве состояло в том, что подъезд его квартиры (которую он по обстоятельствам не мог переменить) находился рядом с лавкой гробовщика””.

То есть получается, что если Чехов стал ницшеанцем от близости смерти из-за чахотки, если сам Ницше создал свою философию, чуя, что он в любой день может сойти с ума (и сошёл-таки в итоге), то Чайковский почему-то ощущал возможность каждый день умереть. Может, от неожиданной смерти матери?*

И, чтоб спрятаться от такого вот ужаса Этой жизни (от наличия в ней смерти), он и ударился в училище (где едва ли не царил гомосексуализм) и после его окончания, в свете и полусвете (где гомосексуализма тоже хватало), во все тяжкие ради ежедневных удовольствий? Любых?!.

Тогда понятно, почему его так в обратную сторону шатнуло от этого набора слов апухтинского стихотворения: "тревожных”, “борьбе”, “роковая”, “страшен”, “унылы”, “сгину”, “загубя”, “могилы”. Из крайности – в крайность!

А что? Если он был настолько нежным, что его категорически не устраивала сама Эта жизнь, раз в ней в принципе есть смерть.

Стихотворение же Апухтина, если он был душою в полном слиянии с душой Чайковского (кроме слияния телесного), тоже тогда видится не непоследовательным. Оно – об изменённом психическом состоянии как таковом. То есть тяготеет к иномирию как к самой глубокой тайне и идеалу ницшеанства. Которое – в таком, крайнем, виде – даже и из подсознания в сознание не проникает.

Русская публика, конечно же, не могла в то время постигнуть такой глубины Апухтина. Вот потому, хоть и ожидала, что он будет новый Пушкин, не дождалась.

20 января 2017 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://ruszhizn.ruspole.info/node/8005

*- А ведь это не так. Вы что: намерено “забыли”, ЧТО написано о смерти матери в цитируемой вами книге? – Вот: “Жена Анатолия Ильича, Прасковья Чайковская, также подчеркивала культовое отношение композитора в зрелом возрасте к памяти матери: “Хотя он потерял ее в четырнадцатилетнем возрасте, он не мог говорить о ней без слез на глазах. Каждый год в день ее рождения он шел в церковь и молился за нее”. Однако не следует преувеличивать влияние ее смерти на его еще очень юную душу. Модест, один из главных творцов “мифа о Чайковском”, старается уверить читателя, что это событие потрясло Петра до самых глубин и едва ли не определило дальнейший ход его душевной жизни. На первый взгляд это кажется убедительным, тем более что и сам композитор со скорбью вспоминал смерть матери в письме к Н. Ф. фон Мекк от 23 ноября/5 декабря 1877 года из Вены: “Я, несмотря на победоносную силу моих убеждений, никогда не помирюсь с мыслью, что моя мать, которую я так любил и которая была таким прекрасным человеком, исчезла навсегда, и что уж никогда мне не придется сказать ей, что после двадцати трех лет разлуки я все так же люблю ее”.

Этому утверждению, однако, противоречит позднейшее, хоть и беглое признание, сделанное им в письме Модесту в апреле 1891 года после смерти их сестры Александры и в связи с тревогой по поводу того, как может отразиться смерть матери на его любимом племяннике Владимире Давыдове, которому тогда было двадцать лет: “Боюсь ужасно за Боба, хотя и знаю по опыту, что в эти годы подобные горести переносятся сравнительно легко”. Придаточное “хотя и знаю по опыту” выглядит почти как оговорка, но мы знаем из психоанализа, что именно оговорки и сходные формы речи адекватно передают работу подсознания (то есть чувств), в то время как позитивные заявления, в силу их зависимости от защитных механизмов, часто предназначены к диссимуляции — сокрытию или искажению подлинных переживаний. И действительно, научные исследования свидетельствуют, что дети, потерявшие кого-то из родителей в раннем отрочестве, довольно быстро преодолевают вызванный болью импринтинг и в дальнейшем развиваются без особенных проблем. Процитированная же фраза из письма Чайковского к фон Мекк естественно вписывается, как интонацией, так и содержанием, в стиль их отношений, особенно на ранней стадии, когда композитор и его благодетельница только узнавали друг друга”.

- Но правда ли, что "научные исследования свидетельствуют”?

"Сообщения о реакции детей на знакомство со смертью противоречивы” (http://www.psychol-ok.ru/lib/rheingold/mtis/mtis_05.html).

“По-видимому, все пути ведут к материнско-детским взаимоотношениям как к источнику комплекса смерти в его катастрофических аспектах” (Там же).

“Считается, что психогении являются самыми распространенными формами психической патологии” (http://syntone.ru/book/psihogennye-rasstrojstva-u-detej-i-pod-rostkov/).

Повышенного страха смерти.

"Психогенные развития личности чаще встречаются в период пубертатного криза (12—18 лет)” (Там же).

Мать Чайковского умерла, когда ему было 14 лет. Но он был такой чувствительный, что как бы меньше ему было.

"…острые психогенные воздействия у детей младшего возраста (от1года до8—9лет) чаще всего вызывают реакции, основным содержанием которых является страх” (Там же).

Что такое сенситивный? – Это период в жизни человека, создающий наиболее благоприятные условия для формирования у него определенных психологических свойств и видов поведения. И вот:

"В анамнезе сензитивных личностей часто зафиксирована ранняя смерть одного из родителей” (Там же).

Но чего я действительно не могу объяснить – того, почему Чайковский разным людям по-разному написал о том, как он перенёс смерть матери. Кому-то он врал.

21.01.2017.

 

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)