Из переписки о файле Антонов

- Я прочёл твой акт об Антонове, ищущем национальную идею России. Я в целом согласен, но, мне кажется, что он ищет Идею – а не идею России – и поэтому заходит в английский язык… Просто он живёт в “Коряжме”…

- Меня не удивляет твое отношение к остальному Антонову. А главное огорчение не в том, что ты и тут со мной не соглашаешься насчет идеи. Главное огорчение вот в чем.

Да, я стараюсь не обсуждать ценность произведения, его достоинства. Но у меня всегда есть тайный замысел. Он в том, чтоб мой читатель, убежденный мною в том, зачем так сделана вещь, пришел бы в восхищение от удач художника в достижении своей цели.

Так я не почувствовал элементарного (которое, впрочем, должно было проявиться и без меня, пусть и в ослабленном виде), я не почувствовал, что тебе что-то в Антонове понравилось.

А у меня, еще до всех рассуждений и открытий по его поводу было незабываемое переживание.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

А тебя, чувствуется, нисколько Антонов не затронул. И в этом мое главное поражение. Ибо я хотел его не только объяснить, но и заразить им через объяснение.

Я не эрудит и не острослов. Если я что и могу, так это быть серьезным. “Как дурак”,- подумаешь ты. Ну и думай.

Я чувствую тонкую иронию твою: “он ищет Идею – а не идею России и поэтому заходит в английский язык… Просто он живёт в “Коряжме”...

Отсталый человек из глухомани. К цивилизации тянется. Она для него с центром на Западе. Потому некстати на английский, бедолага, переходит.

Понимаю твою тонкую насмешку надо мной: “Я в целом согласен, но”.

Согласие твое того же рода, как и чаще всего: и не согласие и боязнь меня обидеть, глупого, своим несогласием.

А то, что ты здесь стал “в целом согласен” со мной (а он для меня реалист), а был не согласен: “сверхчеловек – а вместе с ней и автор”. – Ну так не упомнишь же, отмахиваясь от назойливой мухи-меня, как махал раньше.

По мне так лучше б ты не церемонился со мной.

Тем более что я заслужил. – Избрал себе какой-то надуманный принцип: обсуждать произведения с данного сайта. А какие они – закрывать глаза.

Ведь чистая трата времени – читать про писателей, совсем-совсем не именитых. Даже и не блеснешь перед кем-нибудь.

. . . . . . . . . . . . . .

А может, ты первоначальный прав?

Если такому убегающему от жизни N понравился Антонов, так, может, потому, что сам Антонов – тоже убегающий от жизни, а не реалист, взявшийся рисовать и рисовать убегающих от жизни, как типичных героев нашего времени, времени дрянного, и ну его?..

…………………..

Противный я тип. И противно это осознавать.

Не исключено, что ты таки непосредственно все переживаешь и не дипломатничаешь со мной. Не исключено. И тогда за тобой – сила непосредственного переживания.

Но и за мной кое-что есть.

Когда я кончал в Одессе последнюю изданную книгу, я,- в кои-то веки!- наткнулся на абсолютного единомышленника специалиста, Бонецкую.

…многосмысленность произведения, неравенство его себе самому в большом времени есть факт его жизни - но факт, скорее, печальный. Он свидетельствует не столько о раскрытии новых смыслов, сколько о полном забвении старых и истинных... Обнаруживающиеся в большом времени... “смыслы”, опровергающие друг друга, не могут все быть истинными - какие-то среди них суть заблуждения...

На наш взгляд, интерпретатору вообще не следует ориентироваться на эту многосмысленность. Для него смысл произведения единствен - именно тот, который был вложен в него созидающей авторской активностью”.

Я думаю, что ты – один из тех, кто создает печальность того факта, что неверно и опять неверно один за другим понимают художника.

Так мне каацца…

Ты уж меня прости. На сем кончу.

- Мне рассказы Антонова понравились. Я их всех прочёл, и некоторые перечитал по два раза. Так что ты здесь не прав.

К объекту переписки: на файл Антонов