Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Анненский. Над высью горной.

Художественный смысл.

Создаёт иллюзию победы над временем. А после победы можно и исчезать из существования (“Тишь”). Ибо как бы приобщился к Вечности.

 

Беспомощность.

Мда. Все многие сотни и сотни мною разобранных произведений искусства не особо подвигли мой вкус.

Мне это стало ясно от прочтения такого перла Владимира Вейдле:

 

“Горные вершины

Спят во тьме ночной,

Тихие долины

Полны свежей мглой.

Не пылит дорога,

Не дрожат листы

Подожди немного,

Отдохнешь и ты.

…главный недостаток <…> чересчур поспешный и однотонный ритм, еще ускоряемый (даже до чего-то шарманочного, хочется непочтительно сказать) параллелизмами: горные вершины - тихие долины; не пылит дорога - не дрожат листы… у Лермонтова в этом случае гораздо меньше лермонтовского… По сравнению с Гёте, Лермонтов слишком гладок… Но Лермонтова можно и не сравнивать с Гёте, он не переводит, а "подражает", результатом чего явились хорошие стихи "в антологическом роде" (хоть, конечно, и не равные лучшим его стихам)… вполне подобного и равного стихотворению Гёте у него <…> не получилось… тем лучше. Если бы он понял Гёте до конца, он бы своего стихотворения не написал”.

В 1840 году написано. Год до смерти. Не лучшее стихотворение…

Чтоб меня застрелили, если б я мог такое помыслить. Только похвалы всегда читал. (Радость – не я один шлёпа.)

А Гёте своё написал в 1780-м, а умер он в 1832 в 82 года. Я только “Вертера” его читал…

Сперва это был вполне ницшеанец (стиль рококо). Потом провал – туберкулёз, возвращение из университета без диплома. Разочарование. Романтизм. Да какой! - Эпохи “Бури и натиска”. 1770 год. “Вертер”. (1773) Помолвка, разрыв. (1775) Веймарский двор. Новое разочарование – в службе. (Середина 1780-х.)

То есть “Ночную песню странника” Гёте создал, будучи романтиком. То есть относительно успокоившимся на бегстве из действительности в свой прекрасный внутренний мир.

Подстрочный перевод:

Uber allen Yipfeln

ist Ruh

Yn allen Wipfeln

Sprest du

kaum einen Hauch.

Die Vglein schweigen in Walde.

Warte nur, balde

ruhest du auch.

Над всеми вершинами

мир

Во всех макушках

бегает

едва дыхание.

Молодые люди молчат в лесу.

Просто подожди чуть-чуть

ты отдыхаешь.

А Лермонтов в 1840-м романтиком не был. А был экстремистом, маньеристского типа, с идеалом всеобщего благого в сверхбудущем (то есть при крайнем неприятии настоящего). И, если верить Вейдле, в своём переводе даже и себя не выразил - "в антологическом роде".

Что это?

"…“подражание древним” и тем самым исключение явной модернизации, по крайней мере, сглаживание, нивелировку современных и местных черт” (https://refdb.ru/look/1940089.html).

Устал, понимай, Лермонтов от экстрем и дал себе отдых.

А относительное успокоение Гёте, надо понимать Вейдле, было достаточно траурным (можно успокоиться и на трауре – смириться).

Так вот Анненскому, впадавшему – как мне известно – в ницшеанство (это как бы следующая фаза романтизма – победительная, с радостью смерти) мрак Гёте подходил. Что и выявляет (невольно, наверно) Вейдле.

 

"Над высью горной

Тишь.

В листве, уж черной,

Не ощутишь

Ни дуновенья.

В чаще затих полет…

О подожди!... Мгновенье.

Тишь и тебя…возьмет.

Нет сомнения, что Анненский тут гораздо ближе к Гёте, чем Лермонтов, ближе по смыслу, по ритму, по богатству затаенных, не сразу проступающих звучаний и видений, по насыщенности смыслом. Его строчки требуют вдвое или втрое более медленного чтения, чем лермонтовское стихотворение… у Анненского- свойственного одному Анненскому; а это последнее не легко вступает в союз с тем, что идет от Гёте. Ритм у него получился затрудненней, прерывистей. В предпоследней строке нужна совсем особая интонация, чтобы "мгновенье" и в самом деле стало значить то, что оно здесь значит. Многоточие последнего стиха и особый смысл, приданный слову "возьмет", отнимают стихотворение у Гёте, возвращают его в полную собственность Анненскому. Неуместны, кроме того, (если помнить о гётевском звучании) тяжелые и мрачные рифмы: горной, черной; а также остренький (несмотря на шипящую) и куцый звук слова "тишь", еще подкрепленный рифмой. По сравнению с Гёте… Анненский слишком шершав… Переводит один Анненский – по внутреннему рисунку и ритму превосходно, и с полным пониманием Гёте… но стихотворения, вполне подобного и равного стихотворению Гёте у него все же не получилось”.

А я опять со своими двумя копейками – и не должно было у ницшеанца получиться, как у романтика.

(Это так я сублимирую беспомощность своего вкуса.)

Меня гипнотизирует слово "Мгновенье”. Оно сверхценно для ницшеанца. Ибо от него – единственная радость в Этом плохом, скучном, тягостном мире ("Ритм затрудненней, прерывистей… тяжелые и мрачные рифмы”).

Почему?

Потому что создаёт иллюзию победы над временем. А после победы можно и исчезать из существования ("Тишь”). Ибо как бы приобщился к Вечности.

14 сентября 2017 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/5901.html

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)