С. Воложин.

Андреев. Над Венским лесом вьётся вороньё.

Эдгар По. Ворон.

Ложнохудожественный смысл.

Второсортность – из-за отказа от подсознательного.

 

Про одну муть Юлия Андреева.

Есть такой мутила, Юлий Андреев. Ценная личность. Он в электронных журналах осуществляет функцию, о которой здорово выразился Генрих Батищев: “Иногда истину начинают лучше понимать благодаря тому, что кто-то попытался решительно её опровергнуть”. Андреев – этот кто-то в рамках данной статьи. Человек, настолько умный, что не исключено, что в порядке розыгрыша сочинил и такое стихотворение или, по крайней мере, напомнил спустя много лет об этом сочинении:

 

Над Венским лесом вьется воронье

Как эти буквы в белизне экрана

Под ним Дуная рубленая рана

Пересекла спокойствие мое

Строкою грубой поперек экрана

Разрушила спокойствие мое

И темнота обрушилась так рано

И хрипло разоралось воронье

Закрою шлюз Дунайского канала

Расставлю буквы, рассажу ворон

И чтобы пустота не доконала

Отвешу церемонный Вам поклон

От берега Дунайского канала

Который охраняют с двух сторон

Два гордых льва зеленого металла

Распугивая взглядами ворон.

По одинаковости строк: "Пересекла спокойствие мое” и "Разрушила спокойствие мое”, - и убогости рифм: "воронье / воронье”, “мое / мое”, “рана / рано”, “ворон / ворон”, - можно думать, что это самое примитивное рифмоплётство. Но какая-то непонятность, о чём речь, заставляет осторожничать.

Вон знаменитый Пригов использовал позу графомана, чтоб издеваться над действительностью…

 

Ворон сверху покосился

На меня, да на меня

Я – одежды поправлять

Можт, пиджак перекосился:

Что ты, черный гад, воззрился

На меня, аль незнаком?

А он мне русским языком:

Да ты чего засуетился?

Просто сладким вдруг душком

Потянуло

Андрееву тоже привычно издеваться над общепринятым. Он же сверхчеловеком себя ощущает. Вот и нарушения пунктуации для того, может. Нарушения ж синтаксиса вызывают замешательство у восприемника. Почему не огорошить своего читателя сверхчеловеку? "Под ним” это под кем: под вороньём? – Ну не под экраном же. Но стоит сразу после "экрана” и заставляет восприятие споткнуться. Но абсурд насчёт распугивания ворон взглядом скульптуры – это здорово. Это похоже на чеховское: “тарарабумбия сижу на тумбе я”, - так сверхчеловечек подтрунивал над жалкой женщиной.

Так что… чёрт его знает… И недопонятность. Я на неё теперь слаб: она мне представляется следом подсознания как художественности.

Мне очень трудно анализировать стихи (от природы плохо умею, мало образован в стиховедении). Так если стихи – знаменитости, то ещё можно что-то внятное и новое о них написать. О них обязательно писали литературоведческие знаменитости. А они почти гарантировано не владеют синтезом художественного смысла из своего анализа. Я же владею. Беру их анализ, приделываю свой синтез. И готово – новизна и осмысленность разбора. А как если не знаменитость? – Я беспомощен. Теории же графомании тоже нет. И как мне быть? – Беда.

И я б не стал писать эту статью, если б не сунулся в стихотворение Эдгара По про ворона.

 

Погруженный в скорбь немую

и усталый, в ночь глухую,

Раз, когда поник в дремоте

я над книгой одного

Из забытых миром знаний,

книгой полной обаяний, -

Стук донесся, стук нежданный

в двери дома моего:

"Это путник постучался

в двери дома моего,

Только путник -

больше ничего".

И т.д.

Да ещё и написание оказалось с систематической грамматической ошибкой: нечётные строки почему-то написаны были с большой буквы, а чётные с малой – вне зависимости от пунктуации.

Я полез смотреть, что о стихотворении пишут. А там!..

"В эссе “Философия творчества” Эдгар По подробно изложил процесс написания “Ворона”, подчеркнув его методичность и строгий логический подход. При этом главной целью, по словам автора, было создание произведения, которое придётся по душе как критикам, так и рядовым читателям… С точки зрения формы стиха, в частности строфики и метрики, “Ворон” не является уникальным произведением… Несмотря на то, что мнения критиков по поводу “Ворона” разошлись, он остаётся одним из самых известных стихотворений в мировой литературе, оказавшим значительное влияние на массовую культуру” (Википедия).

На ту самую, которую и Андреев (справедливо) считает второсортной.

Меня подкупило и отсутствие подсознательного у Эдгара По, и, похоже, намеренная второсортность с тихим издевательством над массами, купившимися-таки и прославившими его зазря.

Тут я позволю себе самоцитату об Эдгаре По:

“Жутковатое перетекание реальности в нереальность и обратно заставило вспомнить Эдгара По, именуемого романтиком. Перечитал “Золотого жука” (1843). Но и там лишенец победил.

Зато время написания близко стоит к эпохе упадочного романтизма с его эстетикой эффектов (Алленов), романтизма, кипящего в действии пустом после европейских якобы революций (безнародных, дворянских, посленаполеоновских, антифеодальных), сплошь везде потерпевших поражения. Начало испанской По застал в Англии. Но что ему, вернувшемуся в 20-м году в США, было до Европы? Когда здесь настал период остужения так называемого фрондирского настроения, конец героической, первопроходческой американской истории. “Революционная нация становилась буржуазной” (http://www.licey.net/lit/american/usa18). Наступило время скучной прозы жизни. И реакцией должен бы стать полноценный романтизм, с необычностями. Но это всё же была страна побольше Западной Европы. И здесь, без европейских монархий эпохи Реставрации, не так стеснённо себя чувствовала мелкая буржуазия. Не такими лишенцами. Поэтому и романтизм в США оказался хромым на рационализм. То есть – с победительностью, инородной чистокровному романтизму. (Вспомните хотя бы, сколько места в “Золотом жуке” занимает – успешная, подробная, а потому нудная – расшифровка зашифрованной записи о местонахождении клада – 1/8 текста. А логическое распутывание всей загадки вообще чуть не полрассказа занимает.)”.

Можно рассудить и то, почему родоначальником детектива стал Эдгар По. – Из-за того же порченного рациональностью романтизма. Надо ж американцу что? – Зарабатывать. Значит и нужно упирать на интересность, на интригу. Эдгар По откровенничает про выгоду сочинять с конца начиная:

"Совершенно ясно, что всякий сюжет, достойный так называться, д_о_лжно тщательно разработать до _развязки_, прежде нежели браться за перо. Только ни на миг не упуская из виду развязку, мы сможем придать сюжету необходимую последовательность или причинность и заставить события и особенно интонации в любом пункте повествования способствовать развитию замысла” (Философия творчества. http://lib.ru/INOFANT/POE/poe1_3.txt).

Вот откуда она, второсортность детектива и вообще приключенческой литературы: из-за отказа от подсознательного.

Эдгар же По насмехается над подсознательным:

"Большинство литераторов, в особенности поэты, предпочитают, чтобы о них думали, будто они сочиняют в некоем порыве высокого безумия, под воздействием экстатической интуиции” (Там же).

То есть он полагает, что признаки высокого безумия можно подделать.

Не сумел ли это и Андреев? Он взял три субстанции: внешний мир, свою душу и экран компьютера, на котором пишет своё стихотворение, - и перемешал их в изложении (придерживаясь банальных ритма и рифмы, вполне достижимых для рифмоплёта). Он даже – молодец, настроился и достиг – ощутимых повторов согласных на близкой дистанции: вьется воронье, буквы в белизне, рубленая рана, Строкою грубой поперек экрана Разрушила, хрипло разоралось воронье, - и т.д. Повторы букв, конечно, выше, чем простое рифмоплётство, но такой Катаев в рифомоплёте Казине, например, и повторы букв высмеял:

 

Мой отец — простой водопроводчик, - 8 “о”, 2 “пр”

Ну, а мне судьба судила петь. – 2 “сд”

Но всё-таки и рифмоплётом надо уметь быть.

Так в чём муть Андреева в данном случае? – В том, что он и здесь решил попрать окружающих, где один из них проповедует другим, мол, недопонятность как след подсознательного есть ближайший признак художественности. Он “попрал” нас двояко. Проповедующего – недопонятностью (не посмеет-де проповедующий встрять со своим вечным разбором его, Андреева, очередной мути). Остальных, иной раз кропающих стихи, - опять же недопонятностью, отсутствующей у остальных. И – опять он, Андреев, над окружающими. Сверхчеловек.

Так он думает про себя.

21 июня 2016 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

http://www.pereplet.ru/volozhin/386.html#386

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)