Художественный смысл – место на Синусоиде идеалов

С. Воложин.

Ахматова. Дверь полуоткрыта…

Художественный смысл.

Ницшеанство.

 

Нарываюсь снова.

Когда-то я написал статью “Нарываюсь…” (см. тут), натянув теорию о тесной связи слов от их сопорядка на случай, когда этот сопорядок подсознательно применён автором для выражения мира-тюрьмы-правил. От этой тесноты я перешёл к переживанию страшной силы предвзрыва, предполагающему вскорости взрыв такой силы, что он размечет весь Этот свет к чёртовой матери. А точнее – бросит восприемника в подсознательное переживание метафизического иномирия, являющегося подсознательным идеалом столь страшного автора – Ахматовой.

А теперь мне захотелось ход мысли в той статье сжать (что я успешно и сделал в предыдущем абзаце) – раз. И – два – применить эту же теорию о тесной связи слов для абы какого другого стихотворения Ахматовой.

Выбралось такое:

   
 

Дверь полуоткрыта,

Веют липы сладко...

На столе забыты

Хлыстик и перчатка.

 

Круг от лампы желтый...

Шорохам внимаю.

Отчего ушел ты?

Я не понимаю...

 

Радостно и ясно

Завтра будет утро.

Эта жизнь прекрасна,

Сердце, будь же мудро.

 

Ты совсем устало,

Бьешься тише, глуше...

Знаешь, я читала,

Что бессмертны души.

1911

Я рискую, конечно. Не всему ж у Ахматовой быть на высоте. Стихотворение в “Нарываюсь…” было на высоте. Так там не я его выбрал, а теоретик Смирнов, изложивший упомянутую теорию на примере выбранного им стихотворения.

А ведь публикаторы Ахматовой не теоретики. Не исключено, что фанаты-любители, некритично относящиеся к тому, что публиковать рядом с ранее выбранным. И, выбрав, скажем, хронологический порядок (на который я и наткнулся), не пропускают и слабых стихов. И на слабом теория может и не сработать. – Поэтому я нарываюсь снова.

Первый раз я нарывался потому, что теория настолько трудно постижима, что я рисковал провалиться со своей затеей её проследить не только на цитате, избранной Смирновым.

Там тюрьма “небес” выводилась от относимого к небесам слова “стекло”, имеющем смысл, относящий его к “строению”, от которого до тюрьмы уже близко. (А изначально от небес до тюрьмы было ого как далеко!)

Здесь опять надо привести к тюрьме.

"Дверь полуоткрыта” так же ассоциируется со свободой, как и небеса. Зато "Хлыстик и перчатка” ассоциируется с ницшевским: “Идёшь к женщине — бери плетку”. То есть лирическая героиня замужем. Замужество – тюрьма социальная, не физическая (потому "Дверь полуоткрыта”). И – мужской шовинизм перед нами. Муж ушёл. Почему, не сказал. Жене традиция велит сидеть дома и ждать. Но что традиция обладательнице бессмертной души! Душа – свободна! Мудрость – посидеть до завтра… "тише, глуше…” Затишье перед бурей. А там… Взрыв такой силы, что на всё на Этом свете наплевать. В виду вообще иномирия.

Вышло, можно сказать.

Ахматова на высоте.

11 октября 2020 г.

Натания. Израиль.

Впервые опубликовано по адресу

https://zen.yandex.ru/media/id/5ee607d87036ec19360e810c/naryvaius-snova-5f8313805c2b3403cefa0e53

На главную
страницу сайта
Откликнуться
(art-otkrytie@narod.ru)